Мне тяжело думать, что у Тани случилось такое, когда какой-то человек зашел в редакцию “Эха Москвы” и полоснул ножом по горлу. Невообразимо. Мы не на войне, да и будь на таковой, никто не трогает женщин и детей. Думать об этом физически тяжело. Таня, Танечка, Танюша — яркая, веселая и общительная. Пришла в редакцию не умея ничего и выросла до журналиста, который с легкостью проводил сложные эфиры. Тьфу ты, получается словно на отчетном собрании вспоминаю былые заслуги. Правда тяжело. Крутятся мысли вокруг разного, но все слова пусты. Одно знаю точно — так не может происходить и так не должно происходить. Это не цеховая солидарность. Это касается не журналистов и всех остальных. Это касается нас с вами.

Ненависть чувство, которое пускает корни и не дает жить. Те, кто пытаются создавать в обществе ненависть и укоренять это чувство в людях создают вот такие истории. Не хочу даже упоминать кого-то, речь не о том. У каждого из нас есть право и возможность быть свободным в том, что мы делаем, как мы думаем. Нам может это нравится или раздражать, но это наше неотъемлемое право. Политики всех мастей будут использовать эту историю для вещей выгоды, а мне хочется, чтобы с Таней просто все было хорошо. Пожалуй, это личное.

tanja

P.S. Очень удобно считать, что напавший просто сумасшедший, но это не так. Это подготовленный человек, который имел план и частично его выполнил. Более того, остается очень много слепых пятен в истории, которые требуют прояснения (откуда план редакции, как Таня попала туда, где не должна была быть). И то, что кто-то повторил сценарий Минаевской низкопробной агитки “Спящие” тоже вряд ли совпадение. И это самое противное, так как жизнь человека поставили под угрозу из-за политики. Не хочу преждевременно делать какие-то выводы, сейчас важно, чтобы с Таней было все хорошо. Сама ситуация требует тщательного расследования и общественного обсуждения.