Кажется, что дел в изоляции не так много, но на самом деле все ровно наоборот, постоянные звонки, письма, множество текстов. К вечеру накатывает усталость, глаза слипаются. В эти недели изоляции стал спать намного крепче, организм отошел от постоянной смены часовых поясов. Вечером воскресенья вернулись из-за города, чтобы дети комфортно учились, а пропускной способности интернета хватало на все видеозвонки и не было драки за приоритет на сети. К полуночи разгребли мелкие дела и в прямом смысле вырубило, хотелось спать.

В четыре утра сквозь полудрему ощутил какие-то крики на улице, кто-то матерился. Ощущение, что на соседнем балконе кто-то курит, неприятный запах горения и матерное бормотание. На часах 4.02, начинаю матюгаться и хочу задать жару этим редискам, что нарушают спокойствие. Выглядываю с балкона и вижу живописную картину, двор освещают переносные фонари, они расположены на земле, на боковых подъездах и в свете этих софитов какой-то этаж моего подъезда. Туда постоянно смотрят пожарные, машут руками и что-то высматривают. Ощущение, что сон не закончился, просто сменилась картинка. Выглядываю с балкона вверх, в воздухе медленно кружится черная гарь, она хлопьями летит вниз.

20200413_042616

Что там наверху не очень понятно, огня нет. Натягиваю одежду, дети еще спят, у них также крепкий сон. Немного успокаивает, что датчики пожарной сигнализации не вопят, умный дом должен предупредить, если что-то пойдет не так, будет задымление или уровень СО неожиданно повысится. Дышать не очень тяжело, но глаза начинает щипать, ярко пахнет горелой проводкой.

Надо выбраться в подъезд, чтобы оценить ситуацию, неясно что происходит. Открываю дверь и тут же вижу, как суетятся люди. Мои соседи с восьмого этажа влетают в студию, они раздеты, на плечах только пледы. У другой соседки открыта дверь. Лифт стоит на нашем этаже, двери открыты, в шахте много воды, она льется потоками сверху. Тут запах гари смешивается с водой, любой бывший на пожаре его легко узнает. Воздух тяжелый, дышать тяжело, резь усиливается. По лестнице вниз споро идут пожарные, у них кислородные маски, топоры, они перемазаны в саже. Кому-то кричат, — “просто долбоящеры, долбанные придурки”. Конечно кричали проще и по русски, но привел к литературным нормам. Кричу в ответ, — как там пожар? Мне машут рукой и из под маски раздается, — потушили.

Закрываю дверь. На часах уже 4.08, на рекогносцировку ушло совсем немного времени, а кажется что это длится вечность. В квартире усиливается запах гари. Пара минут на то, чтобы растолкать детей, в тревожный чемоданчик, который вовсе не чемодан, а сумка, складываем документы, деньги и минимум необходимого. Дети одеваются, чтобы быть готовыми выйти. Снова выглядываю в подъезд, наверх спешат другие пожарные, на балконе отсветы пожара, занялась крыша, черные хлопья летят как снег. На подоконник падают обгорелые деревяшки, в воздухе искры. Спешащие наверх бросают моим соседям, — что вы стоите тут и дышите этим, спуститесь во двор. Примерно в 4.12 мы выходим из квартиры, теплые вещи, документы и отсутствие понимания, что происходит. С другой стороны дома стоит несколько расчетов, лестницы протянуты на крышу, оттуда хлещет вода, пожар явно не ограничен одной квартирой.

20200413_045805 20200413_041948

В подъезде снуют люди, кто-то бежит наверх, кто-то спускается как и мы на выход. Эвакуация не объявлена, каждый сам за себя. Можно при желании вернуться обратно в квартиру, никто не останавливает. Очень много расчетов, полиции и представителей разных служб, каждые десять минут их становится все больше и больше. Отвожу семью в сторону, сам пытаюсь найти оперативный штаб, чтобы доложить, что в квартире никого нет. Такая информация никому не нужна, пожарные заняты тушением, им не до жильцов подъезда. Вышедшие кучкуются неподалеку, смотрят как горит крыша, пламя вырывается наружу и локализовать его не могут. Наличие или отсутствие людей в квартирах никого не интересует из тушащих пожар, никаких списков нет. Полиция просто смотрит вместе с нами как разгорается пламя, многие снимают на телефоны происходящее.

У меня зазвонил телефон, девушка из телеграм-канала Baza, извиняется, что беспокоит так поздно или рано, спрашивает могу ли я записать видео происходящего. До этого выложил в Twitter фотографии того, как горит наш дом. Записываю несколько роликов, интернет еле-еле ворочается.

Машина заблокирована пожарными расчетами, весь Ленинский в десятках машин, никогда не видел такого столпотворения. По улице носятся люди в масках и без них, многие сидят в машинах с вещами, греются. Двор не перекрыт, ближайшая к пожару арка занята шлангами, постоянно снуют пожарные, а вот первая арка открыта и периодически въезжают непонятные машины. В них молодые люди, что с интересом наблюдают за зрелищем. Прибывает число съемочных групп, снимают пожар, спрашивают людей о том, что случилось.

20200413_055125

Наши соседи говорят, что пожар начался около трех ночи, пострадавших нет, но горит большая квартира на восьмом этаже. Хозяева успели выбежать и вывести детей, огонь по их словам пришел с чердака и занялось очень быстро. Первый час пожар тушило несколько расчетов, но они не смогли локализовать его, огонь быстро переходит по крыше. В общей сложности сгорело 2000 квадратных метров крыши, горело ярко. Мы лишились крыши как таковой, но все проливают водой, к полпятому начали использовать пену. В новостях пишут, что тушили пожар даже вертолетом, но этого не видел, возможно отвлекался или отходил в соседней магазин за кофе. Там кучкуются погорельцы, автомат делает недельные продажи и многие виды кофе просто закончились. Каждую минуту выплевывает новую чашку кофе, люди греются, на улице чуть выше ноля, зябко и от воды промозгло.

Удивительно, но все время пожара в доме не отключают газ и свет. Это произойдет только около пяти часов утра, окончательно огонь потушат через полчаса. Примерно в пять часов кому-то приходит светлая мысль отогнать людей от подъездов и штаба пожарных, полиция начинает отгонять людей, растягивает ленточку. Когда нас просят отойти, слышу фразу из штаба, — нужно эвакуировать людей. У нас это вызывает смех сквозь слезы, люди уже вышли из нескольких подъездов над которыми горит, никто не остался. Тут же рождается термин — самоэвакуация.

Примерно в это же время появляются автобусы для того, чтобы отвезти людей в гостиницу неподалеку, проживание оплачивает “Жилищник”, управляющая организация. Людей просят выйти на Ленинский проспект, никаких списков так и нет, организация хаотична, каждый занимается чем-то своим. Спустя десять минут во дворе появляется пожарный, он ищет жильцов шестого и седьмого этажей, им нужно попасть в квартиры, чтобы оценить что там происходит. Никто не откликается, эти люди уже на Ленинском проспекте, направляю его туда. В домов чате идет активное обсуждение происходящего, это чат созданный жильцами.

20200413_060439

Пожар снимает машина МЧС, камеры и спутниковая тарелка, явно картинка идет в какой-то оперативный штаб. Появляются первые репортажи, их становится все больше и больше. Из них узнаю, что категория пожара три, это уже серьезно. Всего категорий пять, сложнейший это пятый, в таком пожаре наш дом должен был сгореть дотла. Из репортажей также узнаю, что пожарные доблестно эвакуировали сотню человек. Мы не жадные, если хотят считать, что то как мы выходили было эвакуацией, пусть считают. Но спасение утопающих дело рук самих утопающих, так всегда было и видимо будет. Радует, что пожар позволил выйти, не пришлось лазить и прыгать.

Такой пожар в Москве это ЧП, косвенно об этом говорит несколько десятков служебных машин, техники и людей нагнали много. Но организация работы была, мягко говоря, сумбурной. Не отключили свет, не вывели людей, не сделали ничего что ожидаешь в такой ситуации.

20200413_041914 20200413_045929 20200413_042457

В нашем подъезде на карантине был один из жильцов, на восьмом этаже, где вовсю полыхало. За неделю до этого в больницу забрали супругу, вирус подтвердился, отсюда карантин и невозможность выходить из дома. Такой пожар это экстраординарная ситуация, но человек до последнего оставался в квартире, чтобы не создавать угрозы для других людей (не спрашивал разрешения, поэтому не называю имена, но считаю что это настоящий поступок). Вышел в момент, когда была машина, чтобы вывезти его в больницу, где продолжился карантин.

Мы все отделались малой кровью, никто не погиб, нет пострадавших, в том числе среди сотрудников экстренных служб. Залиты водой несколько этажей, чем ближе к сгоревшей квартире, тем все хуже. На восьмом этаже перекрытия таковы, что было видно небо, крыши не стало совсем. В квартирах потоп, вещи плавают, в стенах вода, все коммуникации нарушены. Чем ниже, тем меньше разрушений от воды. У меня все более-менее по сравнению с соседями и грех жаловаться. Сыро, мокро, но все это переживаемо. Будет повод сделать ремонт.

Утром пустили по паспорту в квартиру, дали возможность взять вещи. У нас есть где жить и не было необходимости в отеле, многие соседи все еще остаются там, жить в квартирах невозможно. Свет дали на следующий день, но не на все этажи. Газ дали также не всем, где-то есть утечка, которую все еще не обнаружили. То включают, то выключают отопление — погода такая, что в доме холодно и очень сыро. В стенах вода, слышно как собираются капли и мерно падают словно работает метроном. Сушить дом придется долго, а про паркеты, стены, натяжные потолки можно забыть, это все на выброс. Впрочем как и мебель на верхних этажах, а возможно и вещи. У многих есть страховки, но покроют они только часть всех потерь, впрочем так всегда и бывает. Есть квартиры без страховок как таковых.

Крышу начали делать, обещают быстро возвести. Очень быстро разобрали сгоревшие участки. По подъезду ходят муниципальные депутаты, интересуются проблемами. Нет ощущения того, что нас бросили, вопросы решаются очень быстро и плюс/минус позитивно, насколько это возможно в этой ситуации. Этап после пожара выглядит намного организованнее, чем то что происходило во время. Нет ощущения бесконечного бардака, когда непонятно кто и за что отвечает.

Рассказывал о происходящем, буквально, в режиме реального времени. Очень многие друзья, знакомые или знакомцы по сети, а также просто чужие люди написали слова поддержки. Очень тронуло, что многие восприняли это как собственную беду, предложили приехать, забрать детей к себе, оказать другую помощь. Спасибо вам большое за то, что проявили такое участие. Такая поддержка очень важна. Многие узнавали про ситуацию через несколько дней, но находили возможность написать или позвонить. Это как нельзя лучше возвращает веру в людей и человеческое начало.

Столкнулся и с другим отношением в социальных сетях, в приватные сообщения писали анонимы, что не поленились зарегистрироваться и специально отправить весточку. Злорадствовали, желали чтобы мои дети жили на улице и питались по помойкам. Быть может это один больной человек, но сообщений таких было несколько десятков. Никак на это не реагирую, но всегда удивляюсь тому, что кто-то напитан такой злобой, это вызывает изумление.

Теперь нужно отходить от всей этой ситуации, думать когда делать ремонт и как. Из неожиданных плюсов могу сказать, что разобрали холодильник, несколько лет руки не доходили руки сделать это. Тут невольно пришлось. Переосмыслил то, как работают пожарные датчики умного дома, они просто не сработали и была возможность угореть, не проснуться. Здоровье более-менее нормальное, сутки мутило и колол бок, надышался гарью. У нас в тот день весь район был с дымком. Отметил, что нужно увеличить число огнетушителей в доме, чтобы ситуация как у моих соседей не могла произойти или была не такой критичной. Ясно, что подложить соломки на все жизненные ситуации невозможно, но по крайней мере нужно постараться. Мы не продумываем такие истории, а это нужно делать. Нужно учить детей как поступать в критических ситуациях. Но главное делать все спокойно, без паники, беготни и криков. Паника это самое страшное, что может случиться, она снижает ваши шансы на благополучный исход ситуации.

Пожалуйста, будьте здоровы и не болейте. Желаю вам не сталкиваться с такими ситуациями никогда.