Привет.

В истории человечества один кризис привычно сменяет другой, отличается масштаб катастроф, то чем приходится жертвовать или непроизвольно терять. Кризис это необходимая составляющая роста, хотим мы это принимать или это вызывает неприятное чувство, которое приходится гнать из сознания. Оглядываясь вокруг я понимаю, что меня окружает сытое поколение, которое не может или не хочет осознать то, что эта жизнь заканчивается и уже завтра мы будем находиться в совсем ином мире. Это не касается только нашей страны, это проблема всего мира, которая требует детального, внимательного рассмотрения. Это эссе приглашение к размышлениям, которые для большинства будут неприятны, которые вызовут отторжение и это нормально. Чем быстрее мы снимем розовые очки, тем быстрее мы сможем исправить ситуацию для себя, своих близких, для тех стран в которых мы живем. Мы уже гарантированно потеряли, как минимум, несколько лет развития и привычной жизни, но думаю что речь может идти о потерянном десятилетии, которое началось в январе этого года.

Из двух зол выбирай меньшее — глобализация против локализации

Так и хочется сыпать поговорками, так как они что-то объясняют, но при этом не требуют трактовки. Каждый поймет поговорку по своему, но этим они и прекрасны. Например, сытый голодного не разумеет. Четко, просто и понятно любому. Голодный на другой социальной ступеньке и его заботят совсем иные задачи. Никакие пирамиды Маслоу не могут описать состояние голодного человека, когда включается биологическая программа направленная на выживание любой ценой. Ровно также распространенно отрицание проблемы, пока она не касается непосредственно человека. Людям сложно примерить ситуацию на себя и сказать, что завтра это может случиться со мной. Наша психика устроена так, что мы не можем поверить в плохое, мы автоматически убираем такие мысли, отфильтровываем наше восприятие действительности. В этом легко убедиться, если посмотреть на социальные сети сегодня, они наполнены теми, кто не верит в пандемию вируса, хватается за то, что умирают только старые люди (я не в группе риска! меня это не может коснуться!). Кто-то предпочитает теорию заговора, она подразумевает, что это рукотворное явление и у кого-то есть рубильник, чтобы прекратить все это в один момент. Будь то вакцина или что-то иное, разницы нет. Главное, что защитные механизмы нашего сознания действуют и выстраивают барьер вокруг плохих новостей. Доказать что-то человеку, который глух и не хочет ничего слышать, невозможно.

Когда-то давно у меня был знакомый, он был в одном из немецких лагерей смерти. Мой дедушка попросил его рассказать мне, что это такое и как там жили люди. Подростку такие рассказы не кажутся героическими, в нежном возрасте кажется, что эти люди были слабыми, их смогли поймать и заточить. Будь я на их месте и этого бы никогда не случилось! Фашистов бы раскидал одной левой и ушел к своим с боем. Что-то такое проносилось в сознании затуманенном фильмами про войну, героями из литературы и полным отсутствием жизненного опыта. Не знаю, что это было — жесткостью моего деда или попыткой показать, что реальность это не только героизм, но всегда есть оборотная сторона медали.

Николай говорил медленно, словно перекатывал в сознании то, что случилось тогда. Ранение, плен, стычка с надзирателем, отправка в концентрационный лагерь. Уже тогда люди знали, что пути назад из лагеря нет, это дорога в один конец. Но многие верили, что никто их не тронет, что они нужны как рабочая сила. Верили до самого конца, хотя никто не скрывал того, что происходит вокруг и куда исчезают люди. Это был элемент устрашения, меч который висел над каждым.

Мне просто запомнился один штрих этого рассказа, врезался в память. Людей построили на плацу, офицер выбирал тех, кто отправится “мыться”. Все знали, что это означает и что пути назад нет.

Николай рассказывал медленно, тогда я не понимал, что ему стоят эти слова и воспоминания, да и сейчас мне сложно это представить, но хотя бы осознать этот момент мне уже дано. Отобрали какое-то количество людей и их увели, почти без охраны, они шли сами. Один из оставшихся заключенных стал убеждать всех, что это вовсе не конец, их действительно помоют и увезут в другой, лучший лагерь. Он не был сумасшедшим, таких людей было достаточно много. Их психика отрицала весь тот ужас, что происходил вокруг.

Много путешествуя по Германии и другим странам Европы, я всегда старался попасть в бывшие концлагеря, привозил туда своих детей, чтобы показать что могут делать люди с другими людьми. И очень часто гиды рассказывали, что местные жители не знали и не догадывались, что происходит в этих лагерях смерти. А те, кто пытался сказать правду даже в частном разговоре высмеивались, это была их защитная реакция от тех ужасов, что происходили совсем рядом, под боком.

Да и тем, кто верил в разумность и цивилизация немцев, что несут свободу, на собственной шкуре удалось убедиться в этом. Это была цена ошибки в суждениях, которую многие люди заплатили сполна.

Сегодня мы живем в глобальном мире, мы привыкли к тому, что достижима, буквально, любая точка земного шара, все упирается только в ваши финансовые возможности и желания. Средний класс незаметно привык к тому, что можно на выходные смотаться куда-то на пару дней, например, отдохнуть в Париже. А в понедельник уже быть на работе. Это привычный, интересный ритм жизни, в котором много развлечений и довольно мало борьбы за каждодневное выживание. Мы сытое и довольное поколение, которое не знает серьезных бед. Глобализация стала точкой роста для всех стран без исключения, это наше секретное оружие. Китай это мировая фабрика по производству всего, от носков до сложной электроники. США специалисты в IT и всех сервисах, они задают тон в этом. Африка это сырьевая база для производства, также как и ряд других стран. У всех в этом мире возникла своя специализация, а мировые рынки настолько проникли друг в друга, что разорвать отношения де-факто невозможно. Те же санкции против России показывают их бесперспективность, закрыть страну от внешнего мира невозможно. Не встала торговля, нет остановки производств и экономика просто переориентировалась на другие страны. Это просто пример значимости глобализации в локальных процессах.

Еще до появления вируса США начали торговую войну с Китаем, это был основной фактор мировой экономики, он влиял на биржевые индексы, реальное производство и глобальную политику. Пострадавшими в борьбе двух крупнейших экономик мира были все страны без исключения. Начиная с 2018 года для меня стало ясно, что мировая рецессия началась, пусть ее и не объявили официально. Все ключевые показатели демонстрировали уверенный рост, но как только ты начинался копаться в данных, то они просто не сходились. И возникало стойкое ощущение, что политики разных стран сильно приукрашают действительность, чтобы она выглядела не такой тусклой. В 2019 году когда неизбежность падения была осознана уже большим число людей, началась биржевая игра. Словно перед великой депрессией прошлого века, фондовые рынки и компании начали играть на повышение. Никаких реальных причин для этого не было, перспективы как глобальной экономики, так и локальных рынков были негативны. Но все словно сговорились и стали твердить о необычном потенциале рынка. Мне это чем-то напомнило крах европейских бирж в период той самой великой депрессии, все это было уже пройдено в новейшей истории и вот начался повтор.

Screen Shot 2020-03-27 at 10.36.13

Можно смотреть разные индексы, но они все примерно демонстрируют одно и то же, выше показан индекс Dow Jones. Если посмотреть на рост котировок акций отдельных компаний, то получится, чем хуже у них реальные перспективы и ситуация, тем больше был рост. Инвесторы это не только фонды, в США это зачастую обычные люди, они поверили в то, что несмотря на все плохое, что они видят вокруг, на состояние экономики, акции будут расти и конкретно для них это сулит лучшую жизнь. Это ровно та же идея, что привлекла на фондовые рынки массу непрофессиональных инвесторов век назад.

Вне зависимости от пандемии должен был случиться обвал рынков, рецессия была неизбежна для всего мира. Это экономический провал текущей модели и та же торговая война США против Китая это всего лишь попытка отсрочить в будущее эти проблемы, решить их хотя бы частично за счет китайской экономики. Но поверить в то, что у нашего мира есть большие экономические проблемы было крайне сложно, почти невозможно. И никто по большому счету не верил.

В октябре 2019 года, я выступал на нескольких конференциях, где уже не скрываясь говорил про то, что рецессия будет сильной и экономический удар захлестнет разные индустрии. В электронике это будет очень заметно и приведет к тектоническим сдвигам во всех аспектах. Тогда же озвучил фразу о том, что мы переходим к вопросу о выживании бизнесов, а не их росте или сохранении в тех объемах, что существуют сегодня. И это было не только про электронику. Предвидеть тогда пандемия и последовавший карантин в Китае, а также в других странах, я не мог. Но этот черный лебедь не так важен, так как для полномасштабной катастрофы уже все было готово и так. Теперь есть все основания списать провалы в экономике на пандемию, это очень удобный случай, просто невероятное везения для политиков всего мира.

Пандемия стала катализатором рецессии, но первопричиной она не является. Причины этой рецессии в том, что глобализация в текущем варианте больше не работает. Нарастает напряжение в Евросоюзе, выход Британии стал толчком к переосмыслению происходящего и другими странами. Катастрофические последствия эпидемии в Италии и Испании еще предстоит оценить по окончанию карантина, но уже раздаются голоса тех, кто не понимает почему союзные страны не оказали никакой действенной поддержки, остались в стороне. Каждый сам за себя, это лейтмотив этой катастрофы. И она наносит наибольший удар по идее глобализации, отныне большинство стран будут стараться рассчитывать на свои силы, отказываться от зависимости в чем-то от других стран. Это вопрос выживания и ничего более. Плохо тем, кто слишком мал для выживания в своих границах, им все равно придется примкнуть к тем или иным соседям, а вопрос только в том, насколько это будет нужно им в текущей ситуации.

Сытое поколение забыло о проблемах, что можно считать насущными. Звезды спорта и эстрады зарабатывают миллионы, на их гонорары можно содержать большие лаборатории исследующие лекарства, открывать на худой конец больницы. Но мы были слишком сыты, чтобы думать о плохом, мы гнали от себя эти мысли. А теперь время пожинать плоды собственной беспечности.

Давайте на примере телекома я расскажу, что будет происходить с нашим миром в ближайшем будущем. Уверен, что вы все слышали про сети 5G, они не просто увеличивают пропускную способность сетей, что немаловажно, но и позволяют создавать умные города и насыщать нашу жизнь умными предметами. До сегодняшнего дня экономической модели для 5G не придумано, это пока убыточная история для операторов. Каждый год производители оборудования просто снижают тот минус, что получили бы операторы, придумывают новые сценарии. Но без полномасштабной поддержки государств развитие 5G невозможно. Появление реальных 5G-сетей способно изменить жизнь в государствах, сделать наше существование лучше и комфортнее. Но цена этого очень высока и та же торговая война США против Китая это попытка затормозить вырвавшегося вперед конкурента.

Обвалившиеся рынки, затраты государств на поддержание компаний и целых отраслей, это обесценивание ресурсов, но вовсе не решение проблемы. В мире, где из-за пандемии умирают целые отрасли (туризм, авиация, рестораны, отели и многое иное), а безработица растет на глазах, нет достаточной ликвидности, ее просто не существует даже в теории. Деньги в обозримом будущем не стоят ничего, а обсуждать какая валюта будет лучше, сродни обсуждению какого цвета фантики на конфете интереснее. У меня нет сомнений, что фондовые рынки выживут в том или ином виде, но вот котировки акций улетят в никуда, что принесет потери в первую очередь частным инвесторам. Но пострадают все без исключения, даже те кто не играл на биржах. Стоимость денег изменится. Купить на один доллар столько же, сколько вы покупали в прошлом вы не сможете. Этот процесс шел во всех странах мира многие годы, в США сто долларов в 2000 году и сегодня это две разных суммы. Но нужно точно знать, что весь мир в этом кризисе станет заметно беднее, мы не сможем себе позволить многое.

Это не ставит крест на сетях 5G, но скорость их внедрения будет заметно меньшей. И тут все будет зависеть от того, насколько государства посчитают это необходимым, начнут вкладывать в такие сети деньги (домашний карантин способствует развитию телекома, тут как ни крути положительный момент). Но R&D потеряет большие бюджеты, про умные города придется на время забыть.

Уверен, что вы читаете новости и встречали мнение, что новые iPhone 12 не появятся в сентябре. Это преподносится как проблема. Но это просто частный случай рынка в целом. Сегодня уже готовые модели переносятся на 1.5-3 месяца, так как рынки закрыты и нет никакого смысла в их запуске и это касается всего разнообразия продуктов в электронике. Это уже случилось и это уже ломает нашу отрасль. Обороты упадут и это нужно признать, вирус тут дело десятое. Более того, R&D не получит больше таких бюджетов, так как конкуренция сократится, речь идет о выживании компаний, им будет не до новых разработок в прежних объемах. Темп инноваций резко сократится. И это факт, с которым будет сложно поспорить. Это удавка, которая незаметно душит рынок — нам будет неинтересно покупать новинки, так как отличий будет становиться все меньше, а производители не получат достаточных средств для разработок. Степень сложности рынков увеличится. И это еще мы говорим про благополучный рынок электроники, другие рынки чувствуют себя еще хуже.

 

Продолжение следует… Не уложился в компактность эссе, но постараюсь в следующей части показать почему мир станет совсем другим и нам неприятно об этом думать.