Очень часто люди живут в плену стереотипов и утверждают вещи, которые даже отдаленно не похожи на правду, в то время как факты говорят ровно обратное. Обыватели часто идеализируют западные страны, в которых по их мнению нет раздолбайства, чиновники никогда не врут прилюдно, строители работают по часам. Одним словом рисуют идиллию, в которой деньги налогоплательщиков не разбазариваются, а до последнего цента используются на благо народа. Меня всегда умиляет такая безоглядная вера в то, что существуют государства в которых смогли изменить человеческую природу. Поэтому давайте для примера возьмем Германию, это самая развитая экономика Европы, причем немцы всегда ассоциируются с порядком, качеством работ и исполнительностью. Особую пикантность этой истории придает то, что в немецких СМИ перед олимпиадой в Сочи, особенно рьяно и красиво описывали, что все олимпийские объекты имеют изъяны, не простоят долго и никому не нужны, а стоят очень дорого. Жизнь доказала, что олимпийские объекты в Сочи стоят, их загрузка максимальна, а значит инвестированные деньги не пропали даром, как бы кому-то не хотелось утверждать обратное. Но вернемся к новому аэропорту Берлина.

AirportCity3

 

Предыстория появления аэропорта Берлин Бранденбург 

Берлин очень популярен у туристов, естественным ограничением становится транспортная инфраструктура, у города два аэропорта, но оба отличают скромные размеры и они устарели как технически, так и морально. После объединения Берлина аэропортов было даже три, но Темпельхоф закрыли и сейчас это место для семейного отдыха, поле старого аэропорта превратили в своеобразный парк без деревьев. Оставшиеся Шонефельд и Тегель, не выдерживают никакой критики — старые здания, маленькие залы ожидания, ограниченное число рейсов и невозможность принимать большие самолеты. Если можно сказать, что мировая столица начинается с аэропорта, то Берлин проигрывает большинству столиц. Представьте на минуту, что все эти годы в Москве оставался бы только терминал F в Шереметьево (тот самый Шереметьево-2 для международных рейсов). Представили? Вот теперь немного сократите площадь терминала и вы получите представление о том, что такое любой из существующих берлинских аэропортов. Их единственный плюс заключается в очень близком расположение к центру города и дешевизне поездки на такси.

Все расчеты в начале 2000-х указывали, что в течение двадцати лет пассажиропоток увеличится с текущих 12 миллионов человек до 20 миллионов, поэтому городу был нужен аэропорт. В 2005 году его обсуждение вышло на практический уровень и было принято решение, что этот проект будет существовать, даже дали название аэропорту — Вилли Брандт. В сентябре 2006 года проект был создан, произошло торжественное открытие строительной площадки, ее разместили неподалеку от Шонефельда, что логично, не требуется сильно перекраивать дороги, есть возможность делить взлетно-посадочные полосы. Аэропорт разместился на землях Бранденбурга, что означает необходимость множества согласований строительной документации, это занимает дополнительное время. Но оно изначально было заложено в проект, плюс канцлер Германии была вовлечена в этот проект, так как появление ультрасовременного аэропорта для Ангелы Меркель могло стать хорошим примером ее усилий по развитию страны. Этаким памятником при жизни.

Проблемы начались еще на стадии подготовительных работ, руководство будущего аэропорта отвечающее за его возведение, решило что проект недостаточно амбициозный, отказалось от текущего проекта и заставило архитектора увеличить площадь аэропорта с 200.000 до 340.000 квадратных метров, попутно пришлось изменить его форму. Чтобы понимать насколько это амбициозно, достаточно вспомнить, что во Франкфурте площадь аэропорта 240.000 квадратных метров, огромный терминал 5 в Хитроу 353.000 квадратных метров.

Старый прогноз о том, что пассажиропоток достигнет 20 миллионов человек, не мог оправдать изменения и поэтому появилась новая цифра — 27 миллионов человек. Именно под такое количество пассажиров стали перепланировать аэропорт? Почему и на каком основании? Так захотели организаторы, а никто в мэрии Берлина не посчитал нужным их остановить. Чем больше проект, тем больше будут фанфары по завершению его строительства. Изюминкой стало то, что аэропорт решили адаптировать для обслуживания Airbus A380, хотя ни одна компания мира не собиралась совершать такие рейсы в Берлин, да и сегодня не собирается этого делать. На этом этапе возникли первые проблемы, так как пришлось согласовывать новый проект, который создавался на скорую руку, в спешке. И тут все пошло не так. На строительство аэропорта отвели почти шесть лет, он должен был начать работу в ноябре 2011 года.

Аэропорт должен был стать жемчужиной архитектуры и лучшим образчиком немецкой промышленности, для работы над ним привлекли Siemens и Bosch, они отвечали за информационную и пожарную систему аэропорта. По мере развития проекта и добавления по ходу строительства новых требований, все чаще стали происходить сбои. В компаниях оказались неспособны отслеживать версии проекта, они наслаивались друг на друга, что в итоге привело к тому, что несогласованность стала легко заметной внешним наблюдателям. В аэропорту возводили стены, которые перекрывали проходы для людей, по несколько раз перестраивали вентиляцию и лестницы, ошибались в прокладке кабелей. В 2009 году ситуация стала невыносимой и наблюдательный совет потребовал, чтобы все работы остановили на полгода и архитекторы вместе с подрядчиками привели в порядок проектную документацию, поняли, что каждый из них строит и делает. Руководство аэропорта отвергло данное предложение, стройка продолжилась. Ударными темпами аэропорт готовили к открытию в ноябре 2011 года. Но срок незначительно перенесли, аэропорт решили открыть в июне 2012 года. Это была первая задержка.

Торжественное открытие аэропорта Вилли Брандта 

В мае 2012 года в аэропорт Вилли Брандта пригласили журналистов, чтобы показать, что смогли построить. К удивлению тех, кто попал внутрь аэропорта в нем был творческий беспорядок, рабочие слонялись без дела, стояла брошенная техника, а красивая плитка во многих местах была поцарапана той самой техникой. На все вопросы менеджмент уверенно отвечал, что 3 июня 2012 года аэропорт начнет работать. Этот вопрос решали в суде и тот признал, что аэропорт может совершать операции. До этого момента уже был набран штат аэропорта, люди в течение полугода изучали свои рабочие места, осваивали оборудование, получали зарплату. Более того, все перепланировки создали место для магазинов, отелей и бутиков, аэропорт смогли превратить в огромную торговую зону. В DB создали большой подземный вокзал, чтобы электрички довозили пассажиров до центра Берлина. Открылись отели. В магазины уже стали завозить продукты, в кафе еду. Аэропорт готовился к приему пассажиров. Тем более, что в начале 2012 года уже провели полномасштабные испытания и около 10.000 “пассажиров” использовали аэропорт и все его системы. В Lufthansa сообщили о том, что планируют открыть 30 новых маршрутов из Берлина, а также увеличить число самолетов летающих из этого города с 9 до 15, некоторые из них покупались специально под новый аэропорт. Колесики закрутились и аэропорт должен был открыть свои двери.

Каждый день задержки от первоначального срока стоил на тот момент от полумиллиона до миллиона евро, это плата подрядчикам за переработку, а также повторные работы, исправление той же плитки. Стоимость проекта увеличивалась на глазах, но катастрофы пока не случилось.

Мэрия Берлина развесила по городу плакаты о том, что скоро откроется новый аэропорт, стали выходить сюжеты в СМИ, горожане радовались. Одновременно с открытием нового аэропорта происходило закрытие двух старых и поэтому все готовились переместиться в новое место. Оборудование подготовили к демонтажу, персонал получил инструкции что и как делать. На открытие аэропорта пригласили канцлера Германии, подготовка шла полным ходом.

Руководство аэропорта при этом знало, что большая часть тестов ими провалена. Во время тестовой эксплуатации производительность стоек регистрации оказалась в два раза меньше планируемой, 30 пассажиров в час. Требовалось увеличить число стоек, но на это не было времени. Аэропорт встал бы в момент открытия, но на это решили закрыть глаза.

В декабре 2011 года во время теста системы пожаротушения выяснилось, что она не работает. Срочно привлекли Siemens, чтобы они помогли запрограммировать систему, но тут выяснилось, что не существует схемы расположения вентиляции и кранов для тушения, у аэропорта просто не было этих документов. Система пожаротушения ставилась хаотично и вне всякого плана, в Siemens не смогли ничего сделать. Более того, руководство аэропорта посчитало, что имеет право не согласовывать эти системы и просто наплевало на все правила, мэрия Берлина была в курсе происходящего.

В момент, когда журналисты ходили по терминалу, уже было известно, что система тушения пожара не работает, вентиляция, которая должна вытягивать дым работала ровно наоборот, она нагнетала его внутрь помещения и создавала газовую камеру. В момент, когда запустили рекламную кампанию, все понимали, что аэропорт открывать в таком виде нельзя, но все равно пытались это сделать. Единственным препятствием стал отказ подрядчиков, в частности, Siemens нести за это ответственность, также концерн привлек прессу и разразился скандал. Срок открытия аэропорта перенесли на год, началась зачистка руководства, так как кто-то должен был стать козлом отпущения.

Долгострой длиною в вечность, следующие этапы

Новое руководство аэропорта было политически мотивировано открыть его как можно быстрее. Поэтому исправления носили косметический характер, все хотели обойтись малой кровью. В этот момент начались суды, так как те кто купил аренду в аэропорту неожиданно столкнулись с тем, что им необходимо уволить людей, для них просто не нашлось работы. В гостиницах появились специальные люди, что ходят ежедневно и смывают воду, чтобы в канализации не завелся грибок и гниль. Пылесосят номера и ждут постояльцев. Подземный вокзал принимает до двух поездов в день, чтобы рельсы не ржавели и все было в рабочем состоянии. Все расходы на поддержание этой инфраструктуры переадресованы аэропорту Вилли Брандта, так как по его вине ничего не случилось. И эти расходы ежемесячно возрастают, так как помимо прямых затрат, компании требуют компенсации.

Три года системы безопасности перерабатывали, сменили еще одно руководство проекта, так как старое было недостаточно жестким. Предполагалось, что аэропорт откроется в 2015 году, но затем срок перенесли на начало 2017 года, а затем и на вторую половину 2017 года. Боюсь, что это не последний перенос сроков. В середине 2015 года обнаружили, что на начальном этапе около 600 пожароустойчивых стен были возведены с нарушениями, они не выдержат огня. Эти стены ломают и возводят новые.

В качестве изюминки я припас вот какую историю. В 2014 году, когда из-за системы пожарных датчиков аэропорт решили не запускать руководство предложило разместить 800 сотрудников с телефонами по всей площади аэропорта и они смогли бы сообщать о дыме или возгорании! Нет это не шутка, данное предложение серьезно обсуждалось. Восемь сотен человек с телефонами предупреждающие о пожаре. Хочется смеяться в голос от этих гениальных решений.

В системе вентиляции случайно нашли, что четыре вентилятора каждый весом около 4 тонн стоят на подпорках рассчитанных на вес в три раза меньший. Их падение было вопросом времени, в спешном порядке меняют поддерживающие колоны. Что еще может выясниться по мере строительства аэропорта неизвестно, все чаще раздаются голоса, что этот проект проще обнулить и начать все сначала. Первоначальная смета подразумевала затраты в 600 миллионов евро. На начало 2015 года затраты составили 6 миллиардов евро, а каждый день приносит убытки в размере 1-1.5 миллионов евро. То есть только убытков аэропорт приносит около 400-550 миллионов евро ежегодно. В большей мере это деньги немецких налогоплательщиков. К моменту открытия аэропорта его информационная система уже устареет и ее также придется обновлять.

А ведь есть еще филармонию в Гамбурге, станция в Штутгарте, которые меньше по размеру затрат, но демонстрируют ровно тот же подход, как в аэропорте Берлина. И после этого вы будете говорить про эффективность немецкого подхода? Не смешите мои тапочки.