В Пекине на улице творится неприятное, словно наступил ограниченный конец света, в котором поневоле все принимают участие. На другом конце улицы слышно как визжат тормоза, звук удара и какие-то крики. Говорят вчера под мостом столкнулось два десятка машин, опасное место, низина. Туман собирается в ней и не видно даже светодиодные фонари, которые навесили в прошлом году, где-то в тумане стоит регулировщик, но от его свистка толка нет. В утренней газете написано, что погибло шесть человек, ранено около десятка. Фотография скрадывает искореженный металл, разобрать марки машин невозможно. Не завидую фотографу, который пытался выжать из молочной завесы хоть какие-то очертания происшествия.

China-Pollution_sham

Дела плохи, правительство впервые сменило оранжевый уровень угрозы на красный. После оранжевого кашель настигает тебя через неделю, другую, из легких выходит мокрота с частицами грязи, что витает в воздухе. Хорошо, что это случается только зимой, летом в городе нет воздуха и только песок из Гоби бьет в лицо. Чувствуешь себя космонавтом, который выходит в безвоздушное пространство и жадно дышит вернувшись на базу, в кондиционированное помещение. В эти моменты скучаешь по тому времени, когда видно небо, сейчас его нет и только туман, что разъедает глаза и легкие.

Детей оставили дома, благое дело, которое приводит к коллапсу в планах родителей. Их надо чем-то кормить, чем-то занять. В магазинчике на углу смели все игровые приставки, детям надо что-то делать, пока родители пытаются заработать деньги. Моя старый друг по давнишней привычке проветривал перед сном комнату, теперь на потолке серые разводы, смог проник внутрь и пустил корни. Сколько людей и как заболеют после этих дней? Никто не говорит об этом.

Некоторые предприятия остановили, но поможет ли это? Торф как продавали, так и продают, спасает то, что еще тепло и его жгут не так сильно. Но мы обречены плыть в этом мареве. В сети электроники говорят, что выросли продажи очистителей воздуха, в магазинах быстро заканчиваются повязки на лицо. Новый опыт, теперь повязку стоит менять каждые двадцать минут, ткань набухает и забивается какой-то дрянью из воздуха, дышать становится тяжело.

С утра в парке пенсионеры рисуют иероглифы, кто-то делает свою гимнастику. Несмотря ни на что. Они не понимают, что здоровья после этого не прибавится, сохранив равновесие в душе, они потеряют жизненную энергию, которая уйдет на борьбу со смогом. Одежду приходится стирать намного чаще, другого ничего не остается. Мы все постояльцы в преддверии ада, который создали своими руками.

Туристы ничего не боятся. Они спешат к поднятию флага на Тяненмень, пытаются рассмотреть сквозь оптику красное полотнище и разочаровано качают головами, видимость от силы пара метров, никакого флага нет, мир превратился в белое безмолвие, в котором шумит город. Приглушенно и не так как обычно. Может быть это будущее Пекина, которое нам рисуют? Быть покинутым и забытым? Туристы все чаще слышат о том, как тут жить в тумане и выбирают места, где не так плохо с окружающей средой. Правительство потратило 200 миллиардов долларов на улучшение экологии, но замена печек на центральное отопление идет медленно, слишком дорого и долго. А нам остается одно купить побольше продуктов, включить кондиционер и смотреть телевизор, ожидая, когда смог немного уйдет. И молиться, чтобы не пошел дождь, который превращает воздух в кислоту разъедающую все. Маленькое преддверие ада, которое создали люди и теперь они осознали это.