Не постесняюсь вновь признаться в том, что моими самыми нелюбимыми местами в мире остаются музеи современного искусства. И не важно какой это музей, MOMA в Нью-Йорке, Гараж в Москве или их побратим в Барселоне. Каждый уважающий себя город, обязательно обзаводится музеем современного искусства и ничего с этим не поделать. Мне нравится искусство, но большая часть работ, которые выставляются в таких музеях, не соответствует критерию, по которому я сужу о том, что является искусством, а что к нему не относится. Иногда мне кажется, что мои критерии разительно отличаются от таковых у искусствоведов, которые вполне серьезно обсуждают кучки дерьма неизвестного происхождения, как парафраз работы Леонардо, новое прочтение Моны Лизы. В современном искусстве ведь как, чем больше эпатажа, тем лучше. Мастером в этой области можно признать гений Сальвадора Дали. Искусный глашатай собственного таланта, которого запомнили только из-за его эксцентричных выходок, в его поколении хватало художников выше уровнем. Как по технике, так и по умению видеть вещи. Но до мастерства саморекламы и эпатажа как у Дали, они не доросли. В итоге о Дали знают практически все, он стал явлением массовой культуры, в то время как другие художники стерлись из памяти, их никто не помнит.

Каковы мои критерии оценки любого вида искусства? Критерий, на мой взгляд, тут может быть один и он чрезвычайно прост, это красота. Называйте как хотите такой подход, но ведь все оценки в конечном итоге приходят к одной и той же, абсолютной оценке, в которой мы выносим для себя вердикт, нравится или не нравится. Трогает работа что-то внутри нас или оставляет равнодушным. Социальная шелуха диктует нам иные оценки на публике, когда надо восхищаться признанными работами мастеров, чтобы не прослыть неучем или ретроградом. Также происходит и с современным искусством, те кто на слуху, обсуждаются и их работы ценятся, а вот те, кто не пробил себе дорогу вверх, игнорируются.

Большая часть работ современного искусства совершенно непонятна без трактовки, зритель не сможет сказать, что в цветовых пятнах скрыто. Ему всегда нужны дополнительные объяснения, такое искусство не закончено без них, не может быть понято. Рассматривая картины средних веков, мы можем не знать языка аллегорий, цветовых кодов и других общепринятых в то время обозначений, которые полно раскрывают картину и позволяют ее “прочитать”. Но все равно мы способны вынести ощущение от этой работы, описать о чем она и поделиться своими впечатлениями даже с теми, кто работу не видел.

Описать современное искусство намного сложнее. Как-нибудь попробуйте проделать эксперимент, сходите на выставку какого-нибудь современного автора и опишите ее своим друзьям. Например, в Москве проходит выставка Луиз Буржуа, много работ из серии “Клетки”. Понятные образы, которые вы можете описать, все зависит от вашей зрительной памяти и только. Пойдут ли ваши друзья после такого описания смотреть на эти работы? Сомневаюсь. Хотя тут все зависит от их системы координат.

В книге Джона Берджера “Фотография и ее предназначение” наткнулся на мысль, которая многое может объяснить. Почему фотография не является искусством и снимки не имеют той же ценности, что и предметы искусства, пусть даже и современного? Ответ кроется в том, что фотография тиражируется, а искусство почти нет. Но самое главное в том, что обладание искусством придает владельцу определенную респектабельность, а также может рассматриваться как инвестиция. В то время как фотография этих качеств почти лишена.

Из массы работ современных художников, скульпторов, фотографов, что попадаются в лучших мировых музеях, только единичные образчики вызывают хоть какую-то реакцию, пусть не всегда положительную. Это проблема современного искусства, которое не понятно большинству людей и бесконечно от них далеко. Даже при желании погружение в эту область требует усилий, в то время как классическое искусство считывается и так, не требует таких затрат умственной энергии и дает совершенно другой эмоциональный результат.

Позвольте обрисовать картину на примере одной прогулки в Лондоне. Мы с друзьями отправились в Тейт Модерн, чтобы посмотреть, что интересного появилось. Прошли несколько этажей, встретилось небольшое число работ, которые хоть как-то заинтересовали, но количество эмоционально скучного наполнения превышало все разумные пределы. Не было даже желания задержаться и поискать что-то стоящее в этом могильнике ценнейших современных художников и скульпторов. Равно как и читать, что хотел сказать автор, разместив два швелера под углом друг к другу и назвав свою работу как-то замысловато.

4O1A3087

Мы шли по Strand, болтая на разные темы и наткнулись на выставку Louis Vuitton, Seasonal 3. Случайное посещение выставки от модной, люксовой марки, которая ассоциируется с багажом и сумками. Спустя полчаса мы вышли оттуда совсем в другом настроении, это было очень красиво и эмоционально. Страшно сказать, но именно это было искусством, а не то, что нам пытались впарить под его видом в Тейт Модерн.

Выдержано, спокойно и не кричаще, наши эмоции накаляли зал за залом, чтобы подвести к кульминации всего действа. Каждый человек найдет в этой выставке парафразы множества работ других художников и идей, все зависит от вашего кругозора. Умелое использование современных технологий, где они дополняют смысл, а не являются самоцелью для авторов. Лазерные узоры и иллюзии в зеркалах, где рисуют буквы LV, затем темное помещение в котором зеркальный потолок и небольшая сфера. Белый туннель в круглый зал, оптическая иллюзия которая ценна в отрыве от выставки. Встаешь в центре небольшого прохода и человеку в нескольких метрах кажется, что из темноты выходит кто-то знакомый, кто-то важный. А ты словно выплываешь из темноты в другую темноту. Это не трюк, который захватывает дух, это просто умелое сочетание разных элементов, которое и превращается в искусство.

4O1A3245 4O1A3226 4O1A3216

Внутри мастера компании собирают небольшие сумки LV, вы можете посмотреть насколько это сложный и кропотливый труд. Деталь за деталью, женщины корпят над своей работой. Но это только обрамление того, что нам показывают вокруг. Центральная часть выставки, которая органично вплетена в ее канву. Да, в LV сделали выставку про себя и свои умения, но невольно вышло нечто большее. От такой выставки ожидаешь того, что мы получили в Тейт — скучного и неэмоционального зрелища. А вышло совсем напротив.

4O1A3306 4O1A3302 4O1A3300

Расскажу еще про один момент, который мне очень понравился. В полной темноте можно посмотреть на больших экранах, как собирают сумки, а затем вы входите в ослепительно белую комнату, в которой на белых манекенах расположены те самые сумки. Первое впечатление непередаваемо, вас ослепляет свет, который режет глаза, все вокруг залито им. Единственным предметом на котором фокусируется взгляд, становится сумка перед вами, она выбивается из этой всепоглощающей белизны. И дух от этого захватывает. Вот это то, что я называю искусством. То, что вызывает эмоции и заставляет думать, в том числе и писать этот текст, чтобы передать вам частичку своих впечатлений. Тут нет ничего скучного, ни на йоту.

4O1A3326 4O1A3322

Выходя с выставки, я подошел к девушке, которая показалась мне организатором и очень тепло ее поблагодарил за столь чудесную работу. Я крайне редко так поступаю, но тут не мог сдержаться, заряд эмоций, который мне подарили был просто огромным. И, пожалуй, вот это и есть искусство и его предназначение, давать людям эмоции и толчок к размышлениям. К сожалению, большая часть современного искусства это серое нечто, которое интересно только кураторам выставок, да искусствоведам, которым не досталось ничего приличного и теперь они обсуждают состояние горшка художника, который той самой субстанцией рисовал нечто. Дают свою трактовку полной ерунде, прожигая свою и чужие жизни, притворяясь, что они что-то привносят в наш мир. Такое искусство мне точно не нужно, оно не для меня.