Наткнулся на заметку, в которой один из владельцев сервиса Coub жаловался, что никто не пишет про выход новой версии программы для какой-то платформы, а ведь у них 60 миллионов человек аудитории и эта такая новость, что всем новостям новость.

Прочитать оригинальный текст можно вот тут https://www.facebook.com/rsv.bitrix/posts/10206391200524861?comment_id=10206392587039523&notif_t=share_reply

Для удобства скопировал текст сюда

Антон Гладкобородов написал:

У меня есть вопрос к нашей прессе. И это не связанно с политикой.

 

Coub вчера выпустил огромное обновление приложения для iOS. Фактически это совсем новое приложение. И никто из технической прессы или проектов с разделом «технологии» не написал об этом. Это большая новость для российского проекта у которого месячная аудитория почти 60 миллионов. Месяц назад мы выпустили Android приложение о котором никто не написал. Чтобы кто-то из прессы написал про выход нового редактора (который меняет саму суть проекта) мне потребовалось встретиться или списаться с каждым и всем лично объяснять почему это так важно. Когда мы только запустили коб в 2012 году об этом написала только Афиша. Написала! А остальные?

 Я не жалуюсь, мы-то уж точно не обделены вниманием. О нас регулярно пишут, я дал кучу интервью за последние два года. О нас так или иначе все написали. Но я в недоумении. Я не понимаю как можно пройти мимо больших новостей, особенно в прессе, которая про «технологии».

Ладно, забьем на Coub. Никто не написал о том, что первый российский проект попал в Y-Combinator. Вы не знаете что такое Y-Combinator? И не знаете как сложно туда попасть? Вы вообще знаете какой российский проект попал в Y-Combinator? Только после новости о проекте в Техкранче ЦП взял интервью у фаундеров и там упоминается Y-Combinator. Но новость «Luka — первый Российский проект, который попал в Y-Combinator» так никто и не написал, хотя весь фейсбук был в поздравлениях. WTF?

Кто-нибудь написал о том, что Bubl купили немцы из Fox & Sheep? Успех, российский проект купили, но никто не знает. А кто написал о новом офигительном видео Stampsy и их перезапуске? Или кто-то написал новость о том, что в Bookmate появилась возможность шарить цитаты? Почему я ни разу не видел статью о новых возможностях Readymag? А это возможно лучший российский продукт и каждое их обновление вызывает у меня шок от того как это круто. ZeptoLab выпускает King Of Thieves — никто не пишет (только Канобу и какая-то подборка в Lenta.ru, а вот Forbes.com не смущает, что это «игра»), никто не напишет о том что King Of Thieves достигли аудитории в 2 миллиона за 5 дней. Не новость? Lapka представали концепт для телефонов Project Ara (Verge написал, Fast Co написал, а у нас только LAM). Look At Media запустил крутейший проект в Нью Йорке (только Дождь сообщает). А вы знаете про проект iFunny, который имеет аудиторию в в Америке больше чем 9Gag и при этом находится в Пензе? Кто-то пишет про b2b продукт от Surfingbird для медиаиндустрии в России?

Но при этом вы пишите о том, что Pinterest скруглил углы в приложении — офигеть! Им никто толком в России не пользуется. И конечно, вы напишите о православном поисковике Грымова — потому что ржака. Новость для вас только скандал. Например о рынке такси — все новости только о том, что гет такси с яндексом срутся по ценам или о том, что гет такси менял имена водителей или о забастовке таксистов, но ни одной другой новости. Там чего застой на рынке, компаниям нечего сообщить?

Вы говорите «это не формат», «давай лучше сделаем что-то вроде интервью» или «давай напишем не новость, а рассказ о сложностях с которыми вы столкнулись в процессе». Вы о чем вообще? Новость для вас уже мало? Интервью — это единственный формат, который вы понимаете?

Для вас эти проекты «не понятные», «маленькие», вам не очевидно «как они будут монетизироваться» или «это не ярдовая история». Вы скептически относитесь к ним, поэтому даже не готовы следить за ними. Об этих проектах оригинальных новостей в западной прессе вышло больше чем у вас. И чаще всего новость сначала выходит «там» и только тогда ее замечаете вы.

Или другая крайность — эксперты, которые «не верят в проект». «Афиша снова написала о проекте Куйды, как тупо что Московское издание пишет о стартапе для поиска ресторана в Сан Франциско» или «ну я вообще не понимаю за чем делать проект с элементами искуственного интеллекта для поиска ресторанов». Слово «ресторан» полностью перекрывает способности анализировать? Вы чего, не понимаете, что это самый потенциально сильный проект из всех российских стартапов? Условный WhatsApp их купит за миллиард через год-два. Потому что все мессенджеры будут монетизироваться через подобные технологии. Через Luka мы будем холодильники в мессернджерах покупать, брать кредиты в банках и конечно искать рестораны. Это то, что будет нужно всем мессенджерам, которые сейчас самая горячая тема. Да, они могут провалиться, у них может не получиться, но не понимать их потенциал и что они делают скорее говорит о том на сколько вы эксперты. Ни один редактор в тех прессе даже не думал об этом. Жесть!

Или вы думаете что Stampsy — это непонятный проект с туманными перспективами. А Readymag — это как-то сложно и для профессионалов. Да, сложные проекты, но вы видите как они развиваются? Посмотрите на то чем был Stampsy и чем он стал сейчас, посмотрите что там создают пользователи! А какой космос делает Readymag! Конечно, вы даже не смотрели. И при этом вы пишите о Медиуме, как о блог платформе нового типа. Статья на Медиуме о том как работает Медуза заняла первое место по просмотрам в одном из дней. Ее в тот день посмотрело около 40 000 человек и не понятно какая пропасть была между ней и вторым местом (кстати, в итоге статья набрала 81 000 просмотров!). Медиум — небольшой, распиаренный проект. Такие же как вы журналисты, только в Америке, сделали этот проект модным и крутым.

King of Thieves. «Мы про игры не пишем» — Чего? У вас тут чего много таких успешных игровых компаний за которыми надо пристально следить? И писать обо всех успехах и неудачах. Это огромная новость даже если игра не выстрелит. И каждый шаг этой игры — огромная новость. 2 миллиона в первые 5 дней — надо писать.

Почему у вас новостью становится только то, что запостил Техкранч или Машбл? Почему новостью у вас становится только скандал? Почему вы не подписаны повально на твиттеры и фейсбуки фаундеров, продуктов, тех директоров, дизайнеров? Почему вы не поддерживаете с ними отношения и не пытаетесь разузнать первыми что-то интересное? Почему вы не понимаете, что выход каждой функции и каждой цифры — это новость, это супер новость. Или то, что компания уже запостила в твиттере не достаточно свежая для вас? Почему вы воспринимаете за рекламу все, что присылают вам проекты? Это не реклама — это новости. Не все эти новости заслуживают поста у вас на сайте, но вы не замечаете даже огромные события.

И можно подумать, что это вы нужны проектам. Но нет, это вы все просираете, а у проектов все хорошо. У всех у них все отлично. Это Куйда в Y-Combinator, это у King of Thieves 2M в первые 5 дней, это Ставицкий продал Bubl. И это нужно вам, потому что только создавая своих звезд, раскручивая проекты у своей аудитории вы будете сильными. Но вы ждете когда же Российский проект выстрелит на западе или продастся гуглу. Но и в этом случае вы будете перепечатывать эту новость с Техкранча.

___________________________________________________

Приступим к разбору полетов.

Меня всегда пугало, когда взрослые и умные люди, добившиеся успеха в своих областях начинают вести себя как обиженные дети, когда речь идет о работе с медиа, PR и смежных областях. Они не просто не понимают, как устроен мир, но активно пытаются насадить свою точку зрения, как он должен работать! И когда у них это не выходит, то начинают жаловаться примерно так, как по ссылке. Думаете это единичные случаи? Да нет, это происходит в большинстве компаний, как крупных, так и небольших. В России в качестве примера можно привести многих, где у людей работающих над проектами, отсутствует понимание, что такое пресса и как с ней можно и нужно работать. У таких компаний часто есть PR-служба, которая худо-бедно закрывает дырки и создает работу с прессой. То, что она не работает внутри компании и не объясняет азы, это уже данность нашего рынка, который так устроен. В России PR крайне редко распространяется внутрь компании, обычно это действия направленные вовне.

Отчего-то владельцы компаний считают, что общение с прессой это вещь недостойная и неправильная. Хочу сразу оговориться, что не пытаюсь обобщать, не говорю, что все поступают именно так, говорю скорее о довольно заметном числе людей. Даже не знаю большинство их или нет, но это заметное множество. Мне повезло в том, что мой круг общения состоит из профессионалов в своей области, как обычных рядовых сотрудников, так и топ-менеджеров, владельцев бизнеса. И нам интересно общаться, так как мы живем в одной среде, нас волнуют одинаковые вопросы происходящего вокруг, в первую очередь в профессиональном плане. Наше общение не подразумевает того, что я буду писать в пользу этих людей, либо они будут меня просить об этом. Точки соприкосновения совсем в другом. Но, как правило, эти люди осознают важность PR и общения с прессой. Ведь это самый дешевый и простой способ добиться успеха. В качестве примера приведу Женю Чичваркина, который как никто осознавал роль общения с прессой и тратил на это ежедневно по нескольку часов. Он не стеснялся отвечать на вопросы, делиться информацией, обучать людей простым вещам, которые для них не были очевидны. Он строил коммуникации, которые впоследствие неоднократно помогали ему. Достаточно сказать, что когда начались проблемы Евросети с управлением К, та публичность и пристальное внимание СМИ к вопросу, сыграли на руку Жене. Параллельно происходило несколько подобных историй, которые широкой публике неизвестны. Более того, люди обращавшиеся в СМИ, тогда не нашли никакой поддержки, а их истории не получили резонанса. Их просто напросто никто не знал, никто не реагировал на их призывы о помощи. С некоторыми из них мы общались как тогда, так и потом, они сожалели, что не уделяли времени на общение с прессой.

Теперь давайте вернемся к истории с Coub. Стоит ли писать про новую программу журналистам и представляет ли это какое-то значимое событие? Вот вы пользуетесь Coub? Уверен, что видели пару раз, что это такое и все. Этакие анимашки современного толка. Я ими не пользуюсь, изредка натыкаюсь в твитере, считаю сугубо вторичным и временным явлением, которое скоро навернется медным тазом и не сыграет никакой роли. Причем не так важно, сколько человек там будет на момент смерти. Позиция сервиса слишком уязвима и выбранная ниша узка (если говорить просто — формат коротких роликов про котиков). Тот же Instagram добавив один фильтр, убьет этот сервис на раз.

В чем проблема создателей Coub? Ответ предельно простой — в информационном мире, работая в сфере информации, они не понимают роли медийности как для своей компании, так и себя лично. Тот, кто не имеет медийного веса, в этом мире не представляет никакого интереса. Совсем.

Вот, например, напишем мы статью про то, что Coub выпустил новое приложение. Кто прочитает этот материал? Могу с уверенностью сказать, что его читаемость составит примерно 10% от обычной, цитируемость будет равна нулю. Что это значит? Ответ очевиден — мы не будем этого делать. Почему? Это невыгодно со всех точек зрения. Более того, мы не видим перспектив в этом проекте. Никаких. Снова вопрос отчего? Ответ очевиден, люди стоящие за проектом своим бездействием уже доказали, что они не понимают как устроен современный мир. И что дальше? А дальше ничего — интереса не будет.

Это вовсе не значит, что надо бегать за журналистами и пытаться их как-то привлечь на свою сторону. Это глубоко вторичный вопрос, на первый план выходит медийность как проекта, так и людей стоящих за ним. Вернемся к истории с Женей Чичваркиным. Когда возникли проблемы, он с помощью своего медийного веса был интерес для всех — читателей и журналистов. А вот его коллеги по рынку, интереса не представляли и остались со своими проблемами один на один.

И решить проблему медийности тем, что вы нанимаете PR-специалистов, хороших или плохих, не суть важно, нельзя. Надо вначале изменить свой подход и свое сознание, понять как работает среда и с этим пониманием уже действовать. Но для этого надо выйти за пределы своего мирка и увидеть, как устроен большой мир. Если коротко, то только так и возможно построить современный продукт, где медийность одна из его составляющих. И да, человек уже стал своего рода продуктом такого рода без этого также никуда.