Украинский кризис вскрыл в людях разные черты характера, образования, способа мышления. Последнее мне интересно вне аспекта происходящего на Украине, а скорее в том, как некие убеждения формируют мировоззрение современных людей. Начну с предпосылки, а также одного из аргументов, который приводят украинские патриоты, — «нельзя понять события на Украине, если вы находитесь за 1500 километров от места действий, приезжайте и посмотрите все своими глазами». Этот аргумент в разных толкованиях стал настолько ходовым, что я с ним сталкиваюсь, как минимум, несколько раз в день. Причем рассматривать мы его будем вне контекста политики, украинских событий, а скорее как культурологическое явление, заслуживающее трепетного отношения.

Как познавали мир неандертальцы сто тысяч лет назад? У них отсутствовала письменность, но они строили жилища, имели развитую речь, жили в небольших группах. Память передавалась от поколения к поколению вместе с предметами, ритуалами, а также умениями, которые они приобретали в течение жизни. Многие из этих умений терялись при гибели отдельной группы людей, так как вместе с ними уничтожалась и память, других носителей для знаний не было. Неандертальцев считают побочной ветвью человечества, это доказывает анализ их генома, но мы все-таки привыкли их считать своими предками, в моем поколении сложился такой стереотип, навязанный научно-популярной литературой. Уверен, что это не играет роли в рамках нашей истории.

В разных культурах устная память людей получила подспорье в виде твердых накопителей, будь то шумерские таблицы, папирусы в Вавилоне, или берестяные грамоты у славянских племен. Появление способа передавать накопленные знания стала одним из столпов развития общества, причем предтечей можно считать изобразительное искусство. Фрески, которые находят в пещерах изображают самые важные события из жизни общин – как правило, это охота. Например, посмотрите на фреску из Бхимбетки, что в Индии – на ней с легкостью можно увидеть как охотники атакуют быка. Животное изображено огромным, в то время как люди совсем небольшие.

namibija

В какой-то мере это прообраз тех технологий, что существуют у нас и по нынешний день – способа хранить и передавать информацию, память предков. Печатный станок Гуттенберга произвел другую революцию – стоимость хранения и передачи знаний резко сократилась. От пергамента и переписи манускриптов, мы перешли к быстрому производству книг, в результате чего их стоимость неуклонно сокращалась, пока они не стали доступны практически всем. По самым грубым подсчетам на это ушло около 5 веков, если отсчитывать от первого печатного станка в 15 веке. Долгий срок? Это зависит от вашей точки зрения.

Монастырские библиотеки были в Европе основными хранителями знаний, а светские коллекционеры могли иметь несколько книг, этого хватало на всю жизнь. Стоимость книг была настолько высока, что их не просто передавали по наследству, над ними тряслись. Снижение стоимости книг, привело не только к тому, что они стали широко распространены, но и тому, что их стали читать в большом количестве. Порог вхождения в мир книг стал доступнее для обычных людей.

И первой книгой, которую должны были иметь все образованные люди западной цивилизации, конечно же стала библия. Гуттенберг отпечатал 180 экземпляров библии, но достоверно известно, что в 15 веке только один экземпляр принадлежал частному лицу – все остальные купили монастырские библиотеки, а также университеты. Студенты, богословы, священники, дворяне – никто их них не мог позволить себе такой неоправданной и дорогой траты, несмотря на то, что стоимость напечатанной библии была на порядок ниже, чем у рукописной. Революция Гуттенберга не принесла своему создателю финансового благополучия. «Дети Гуттенберга», так называли тех кто был знаком с типографским делом, разъехались по всей Европе – книги стали распространяться как пожар.

Впервые человечество получило гарантированный способ распространения знаний, при котором вероятность ошибки и искажения текста становилась минимальной, возникала возможность добавлять иллюстрации. Учебники существовали многие тысячелетия, но именно дешевая печать предопределяет их широкое распространение. Первым европейским учебником часто называют «Мир чувственных вещей в картинках» Яна Коменского, он был издан в 1658 году, то есть 200 лет спустя после библии Гуттенберга. Достижение Коменского вовсе не в составлении книги-учебника, таковые существовали и до него, он разработал целую методику, в которой учебник становился ее центральной частью.

kamenskij

Можно считать, что массовое образование стало следствием удешевления печати книг, а затем последовал расцвет искусств, который не был возможен без заметно большей доли образованных людей, чем ранее.  С середины 17 века учебники начинают постепенно занимать свое место в системе обучения и создают тот мир, что мы все знаем с детства. Современный человек получает знания ровно таким же образом, что и люди многие века назад – мы черпаем знания наших предков или современников запечатленные в твердых носителях – книгах, в последние годы это также телевидение, радио, интернет.

Этот подход в образовании с использованием учебников и разных носителей информации, доказал свою эффективность, без него не может существовать современная цивилизация. Если для неандертальцев передача информации без устного контакта была затруднительна или почти невозможна, то мы не испытываем никаких трудностей с этим. Конечно существуют экзотические задачи, которые человечество ставит перед собой, например, как придумать универсальные знаки, которые будут понятны нашим предкам даже если они забудут все существующие языки. Эту задачу поставили некоторые государства для обеспечения безопасности зон ядерных могильников и потенциально опасных объектов, например, с биологически активными отходами. Семиотика, не может предложить адекватного и гарантированного способа для создания таких знаков. Но вы можете почитать «Основания теории знаков» от Уильяма Морриса, чтобы осознать сложность подобных задач. В бытовом плане у нас нет никаких проблем в передаче информации, как сиюминутной, так и долговременной. Точнее не так – у нас нет таких проблем с точки зрения технических средств, которые в отличие от времени Гуттенберга или более ранних периодов, общедоступны и распространены. Вы можете выбрать любой носитель, а стоимость владения данной информацией стремится к нулю.

Но тут возникает иная проблема – изобилие информации. Если в 17 веке утверждение Декарта, — «Я мыслю, следовательно, существую», уже могло трактоваться неверно, на чем я почти погорел при сдаче философии на кандидатском минимуме, в веке 21-ом оно воспринимается извращенно и неверно. Большинство воспринимает эту фразу с искажением – сам акт мысли подразумевает по мнению людей то, что они существуют. Достаточно думать, чтобы быть. Но Декарт считал иначе – можно усомниться в том, что вы существуете, поэтому полностью фраза звучала иначе – «Я сомневаюсь, значит мыслю; я мыслю, значит существую». Именно сомнение заложило основы западного мировоззрения, рационального подхода к миру в эпоху Возрождения и вплоть до начала 20 века.

Система обучения в Европе не возводила учебник в положение абсолюта, это было подспорье в формировании системы ценностей ученика, его размышлений. До конца 19 века обучение оставалось все-таки штучным товаром, как следствие, было возможным формирование системы ценностей для учащихся, а также критического отношения к окружающему миру. Изучая мир посредством книг, собственного опыта, люди могли критически оценивать те или иные события, выносить суждения о них, которые базировались как на собственном, так и чужом опыте, полученном опосредованно. Стало необязательным посещение иных стран для того, чтобы узнать об их обычаях, эти знания появились в книгах. Читая газеты, просвещенный человек, мог достроить контекст повествования, исходя из того, что он читал ранее о той или иной стране. Не обходилось и без ошибок, мне нравится приводить в пример историю Альбрехта Дюрера, который в 1515 году изобразил носорога, никогда не видя его. Он рисовал исходя из зарисовок и слов очевидцев – они наблюдали зверя, которого привезли из Индии в подарок римскому папе, но корабль по дороге затонул. Посмотрите на гравюру, вы увидите множество неточностей, которые бросятся вам в глаза – считать этого сказочного зверя в латах имеющим свой прообраз в реальном мире, сложно. А вот перевод подписи к гравюре:

«В 1512 году после Рождества Христова, в первый день мая, могущественному королю Португалии Эммануилу привезли в Лиссабон живого зверя из Индии, которого они называют носорогом. Здесь изображено, как он выглядит. Цвет его подобен цвету черепашьего панциря, и он плотно покрыт толстой чешуёй. И по величине он равен слону, но ноги у него короче, и он хорошо защищён. Спереди на носу он имеет крепкий рог, который он точит повсюду, когда бывает среди камней. Этот зверь — смертельный враг слона, и слон его очень боится. Ибо где бы он его ни встретил, этот зверь просовывает свою голову между передними ногами слона и вспарывает ему брюхо и убивает его, и тот не может от него защититься. Ибо этот зверь так вооружён, что слон ему ничего не может сделать. Говорят также, что носорог быстрый, весёлый и подвижный зверь».

722px-Dürer_rhino

Около 200 лет эта гравюра тиражировалась по всей Европе и считалась достоверным изображением носорога. Несколько поколений выросло с уверенностью в том, что носорог выглядит именно так. Это пример того, как ошибочная информация тиражировалась и закреплялась, но в итоге ошибка была исправлена. Эта ошибка была нечаянной и неосознанной, однако история изобилует примерами, когда ошибки вносились в книги преднамеренно – победители переписывали историю и отводили в ней себе центральное место.

Современный человек подобен фастфуду – его быстро выпекают на фабрике дающей азы образования, не прививают никакой системы ценностей и выбрасывают во внешний мир. Строители существующей системы образования, корни которой лежат в 19 веке, рассчитывали, что удешевление образования и ускорение его получения, не скажутся сильно на критичном восприятии мира. Каждый из этих провозвестников будущего считал, что достоинства такой системы перекроют все недостатки, а отсутствие критичного мышления в рамках парадигмы образования компенсируют религиозные институты. Кризис веры, который начался с начала 20 века, привел к тому, что мы получили массовое образование в отсутствие духовного развития – следствием стало развитие нигилизма. Я использую термин «нигилизм» вовсе не в философской концепции средних веков, а скорее в значении скептицизма. В русской традиции нигилизм воспринимался как скептицизм в 19 веке, пока в 1905 году не перерос в отрицание всех и всяческих авторитетов и в дальнейшем внес свой вклад в революцию 1917 года.

Человечество последовательно отказывалось от духовного развития, заменяя его наукой и некими правилами общежития для жизни в обществе. Отсутствие критичности мышления для основной массы жителей Земли, при доступности начального образования и способности выражать свои мысли письменно, создали гремучую смесь. Появление интернета довершило картинку полномасштабного кризиса как моральных ценностей, так и умения критично мыслить. При избытке информации, большинство людей, не могут справиться с ее потоком, это чрезмерный раздражитель. И вместо того, чтобы критично оценивать информацию, которую они получают, люди начинают автоматически выставлять приоритеты для нее.

Наибольшую ценность в современном мире имеют очевидцы. Именно очевидец события воспринимается как истина в последней инстанции, вне зависимости от того, что он мог видеть, слышать или чувствовать. Это человек, который считается, по умолчанию, более интересным, чем любые комментарии или выводы, сделанные на основании большого количества прямой и косвенной информации. Например, очевидец кораблекрушения зачастую задает тон в дальнейшем обсуждении, любая глупость сказанная им, тиражируется в СМИ и распространяется. Таким образом, глупость приобретает форму факта, каковым она не является. Приоритет очевидцев неоспорим.

Вторую значимую категорию занимают эксперты. Это также следствие системы образования и навязывания в сознании людей узкой специализации. Помните Козьму Пруткова с его фразой, — «узкий специалист подобен флюсу – полнота его односторонняя». Мне нравится подход древних греков, в их мировоззрении идеал образованного человека, совсем иной. Такой человек способен преуспеть в любой области, он универсален по своей природе. Варварство в этом случае воспитывать из человека только врача, только военного, только инженера – это против природы. Подобные люди становятся орудиями, всего лишь инструментами, подобными рабам. К сожалению, в современном образовании возможность воспитания широко эрудированных людей, как в 18-19 веках, отрицается на уровне методичек. Это изъяны массового образования и поточного производства, которое не может раскрывать потенциал отдельно взятого человека. Этого не может сделать и семья.

Современный человек пренебрегает мнением других людей, если не считает их экспертами в каком-то вопросе. Любопытно, что тут мы наблюдаем разнонаправленное движение – отрицание статуса эксперта с одной стороны, это риторический прием, чтобы ослабить позиции собеседника и обесценить его слова. С другой стороны, при совпадении позиций или их близости, слова не «эксперта» тиражируются и распространяются, например, в социальных сетях. Двойственность такого подхода очевидна и она же составляет основу сегодняшнего мировоззрения большинства обывателей.

Круг завершился. Система массового образования воспитала несколько поколений людей, кто испытывает чрезмерные информационные нагрузки, но не имеет встроенных инструментов для критичной оценки входящей информации. В отсутствии такого фильтра, организму и мозгу приходится использовать простые раздражители для фильтрации этого потока информации – обратной связью становятся эмоции. Раздражитель до безобразия прост – нравится или не нравится. То, что не нравится откидывается и вызывает отторжение, то что приятно, человек пытается усилить и получить в большем количестве. Парадокс, но система образования, которая должна формировать культурных, образованных людей, сегодня штампует биороботов, которые способны только на высокоуровневую реакцию на внешние раздражители. По сути это мало отличается от знаменитых опытов Павлова с собаками, причинно-следственная связь ровно такая же.

Оговорюсь, что вовсе не все люди обезображены системой образования, есть счастливые исключения, но они тонут в море тех, кто только реагирует на раздражители. Могу привести такой пример – несколько лет назад в Москве купонный сайт еще до начала официальных продаж новой модели iPhone, объявил, что продаст этот телефон за половину стоимости. Раньше Apple, раньше операторов, раньше всех. Официально от Apple. На основании неких туманных и секретных договоренностей. Число тех, кто участвовал в этом лохотроне исчислялось тысячами, они платили деньги за купон, который не давал им права ни на что. Об этом было написано на сайте организатора, он же сам выступал партнером своей акции. За несколько недель купонный сайт «заработал» пару миллионов долларов, а также преданную армию поклонников, кто не умел критично мыслить и реагировал только на раздражители. Тут раздражитель был до безобразия прост – дешевый iPhone, получишь первым, сэкономишь, будешь выглядеть крутым. Это был приятный раздражитель, который поддерживал этих людей в тонусе. А вот все, кто говорил что-то против подобной акции, напротив, вызывали отторжение и соответствующую реакцию. Помню, что когда я написал о том, что это лохотрон, меня поливали грязью в течение нескольких месяцев, костерили на все лады. Итогом стало то, что несколько тысяч человек потеряли свои деньги – единицы получили телефоны, десятки смогли вернуть деньги, а вот остальные заплатили за свою любовь к эмоциональным реакциям и отсутствие критического мышления.

В жизни нет черного и белого, а природа стремится к состоянию покоя и минимальным затратам энергии. Поэтому нельзя сказать, что критичное мышление отсутствует как класс у конкретных людей и во всех жизненных ситуациях. Это не так. Оно отсутствует в большинстве ситуаций, так как люди не обучены анализировать происходящее и давать ему оценку – их реакции глубоко эмоциональны. Но научиться думать критично можно и нужно, это возможно в любом возрасте. Другое дело, что мало кто хочет заниматься своим развитием, это тоже затраты энергии, зачастую излишней по мнению таких людей.

Завершу же этот текст тем, что те, кто отрицают возможность познания мира посредством книг, журналов, телевидения, других источников информации также отрицают наличие электричества, черных дыр и множества иных вещей, свидетелями которых, они не могут стать сами. Эти предметы и явления нельзя пощупать, тем не менее, они существуют вне нашего сознания и мы нашли способы их изучать. Необязательно посещать черную дыру, чтобы знать о том, какие физические законы в ней действуют. Не нужно мокрыми руками залезать в розетку, чтобы убедиться в результате. Оценки внешнего мира могут и должны строиться не на раздражителях, а на разнообразной информации полученной из разных источников. Вот только к этому надо приложить умение работать с информацией и критично ее просеивать. Это умение отсутствует у большинства.

 

Все минутные забавы можно найти здесь http://mrmurtazin.com/tag/mz/