История вокруг конструкции, которую возвели на Красной площади приняла непропорциональные масштабы, ее обсуждают в новостях, десятки съемочных групп колесят в центре Москвы и снимают этот объект, чтобы потом вбросить в медиа свою толику горючих материалов. Страна, буквально, разделилась на два лагеря — тех, кто не видит в чемодане «в самом сердце России» ничего плохого и тех, кто считает, что это поругание святынь, которые есть у каждого россиянина. Про чемодан написали уже столько, что мои размышления будут не первыми, не сотыми и даже не тысячными. Но в отличие от большинства, занимающего ту или иную позицию, без какого-либо ее объяснения, я постараюсь все-таки свои мысли подкрепить фактами. Но для начала давайте посмотрим, что так возмутило людей.

Не слишком органичная конструкция для площади, кому-то она может показаться безвкусной, кто-то может посчитать ее напротив красивой — о вкусах как известно не спорят. Обычный павильон, в котором планировалось показывать сумки этой марки, этакое выездное представительство. В Сингапуре, например, магазин LV построен в Marina Sand Bay как отдельный остров, все здание имеет профиль букв LV, выглядит красиво и футуристично, как и все вокруг. Возможно, что пример не очень хороший — все-таки в бухте Сингапура не проходят парады посвященные победе во второй мировой войне.

Меня в истерике вокруг чемодана на Красной Площади поразила только одна черта — то, что этот массовый психоз начался в СМИ одновременно и политики почуяв, что тут можно поживиться, подхватили эту историю. Которая надо признать, не с лучшей стороны описывает Россию, а также заставляет усомниться в умственных способностях людей, ее населяющих — зато в полной мере проливает свет на загадочную русскую душу, которую как известно аршином общим не измерить.

Давайте попробуем разобраться в фактах и попробуем дать им оценку. В меру наших сил и способностей. Итак, начнем с тех доводов, которые всплывают на поверхность и вызывают праведный гнев.

Красная Площадь это святое место и устраивать на нем рекламную конструкцию, нельзя

Смешно, но и правда на Красной Площади запрещается размещение рекламы, впрочем конструкции подобные зданию LV, тут появляются не первый раз и никогда не вызывали праведного гнева. Мне не очень ясно, почему общество не бьется в истерике, когда на площади возникает Гум-Каток с рекламой Bosco (она там видна невооруженным взглядом практически везде!).

В июле на площади была построена конструкция Dior (Mirror Mirror), я был на показе с приятельницей, все было на хорошем уровне — в Dior решили обыграть тот показ мод, что был еще во времена СССР, с тех пор прошло около пяти десятков лет. Для меня остается тайной, почему Dior не вызвал такого праведного гнева у жителей страны — любимая марка? павильон больше и по центру? в чем разница?

На мой вкус, нам нужно быть последовательными. А уж политикам последовательность нужна как воздух, правда в России, они следуют ровно обратному правилу и на утро уже отказываются от своих слов, сказанных вечером. Под последовательностью, я понимаю отнюдь не выборочное отношение к маркам, а одинаковое. Марка Dior того же уровня, что и LV — различий между ними нет. Почему в одном случае всем все понравилось и никакого возмущения не было, а во втором люди испражняются в сети словесами и трясутся в патриотическом экстазе?

Позвольте затронуть еще один болезненный вопрос — мавзолей Ленина. Мне намедни тут сказали, что это символ эпохи и поэтому его надо сохранять. Возможно, что и так. Но во время строительства мавзолея количество тех, кого это возмущало и предельно искренне, было огромным. Тем не менее, его возвели, не считаясь с мнением большинства — даже среди большевиков эту идею поддерживали единицы. С годами мавзолей стал частью пейзажа, выросли поколения советских людей, для которых мавзолей был частью истории и воспринимался нормально — это была норма. Я как один из советских детей, не вижу в мавзолее ничего ужасного — он для меня часть той истории. Равно как и в памятнике Дзержинскому на Лубянке, я не вижу ничего плохого — тем не менее, его снесли. А вот Ленина вынести с центральной площади страны, духа не хватило. Вы не находите, что тут опять проявляется наша двойственность? С одним можно, а вот другого не тронь!

Это российская черта, которая правит в обществе равных возможностей — одни люди (компании) у нас немного ровнее, чем другие. Им можно чуточку больше, а значит это отношение переносится и на все аспекты жизни, в том числе культурные. Мировой опыт, который есть у всех столиц мира, говорит о том, что свободных площадей и пространств, не так много. И каждый город старается их использовать максимально. Поверьте, что в Мадриде, Париже, Лондоне с этими местами связано не меньше славных и грязных страниц истории, чем у нас с Красной Площадью. Но эти бездуховные европейцы считают возможным использовать пространства для живущих — устраивать выставки, распродажи, концерты. Впрочем, постойте на минутку — на Красной Площади помимо парадов, проходят концерты, смотры, выставки — то есть мы ничем не отличаемся от других столиц. И мы многие годы даем топтать свою святыню за деньги.

Раз уж мы заговорили о такой тонкой материи, как деньги, то давайте поговорим о катке Bosco. Можно говорить о том, что он портит впечатление от площади, но это нормально для других мировых столиц. Ненормально только то, что стоимость часа на катке составляет 700 рублей. Типично московские цены, все-таки центр столицы. Уверен, что святость места ставится под сомнение тем, что в нем развиты товарно-денежные отношения. Я отнюдь не против такого подхода — мне претит ханжество, которое расцветает в удобные моменты и исключительно избирательно. Домик LV, где не продают ничего, это плохо, а каток получается хорошо. Опять двойные стандарты на марше.

Накал чувств у тех, кто оскорбился чемоданом на Красной Площади мне напомнил аналогичную ситуацию в начале февраля 1990 года (напомню, это еще был СССР). На Пушкинской площади открыли первый ресторан быстрого питания Макдональдс. Многие люди старой закалки восприняли это однозначно негативно, — «не для того мы воевали, чтобы в центре нашей Москвы, ставили такое». По малолетству и несознательности, я пытался осознать, с кем воевали эти люди (Макдональдс родом из США, а с США как известно у нас до войны не дошло, если не считать таковой холодную), также мне было интересно, что их так сильно задевает. Получить осмысленный ответ тогда, у меня не вышло. Впрочем, сегодняшняя ситуация с чемоданом LV полностью аналогична — очень много эмоций и совсем нет никаких фактов. А факты таковы, что Красная Площадь давно сдается в наем, вот только снять ее могут немногие. Это происходит не один год. Это происходит на наших глазах и в этом участвуют тысячи людей, а наблюдают за этим миллионы (трансляции с мероприятий идут по первому каналу, их показывают в новостях). Я потратил тридцать минут, но не наткнулся ни на один факт народного возмущения этим — российский народ пробудился ото сна только, когда увидел чемодан.

То есть белье можно показывать, а вот то, в чем его перевозят, нельзя. Логика странная, но видимо именно ей руководствуются сегодняшние обличители. Президентская администрация уже требует снести павильон, ВВЦ говорит о том, что готов его принять (еще бы такой пиар устроили). Антон Носик хорошо разобрал то, что за площадь оказывается никто не несет ответственности — этот павильон прилетел из космоса и неожиданно возник в центре Москвы. Никто не отвечает за это — приятное правило российской политики, отрицать все, даже когда тебя застают со спущенными штанами. Меня беспокоит именно это качество, которое процветает в России — нет людей, кто может отстоять свое мнение и сказать, что мы уже десятки раз делали вот так и не понятно, что оскорбляет вас сегодня. Скажу даже больше — после чемодана LV все успокоится и другие конструкции будут появляться на площади, это будет происходить постоянно — никто не будет терять такие деньги просто так.

Моя позиция в вопросе чемодана на Красной Площади проста — я не считаю эту площадь святой для страны и нас, людей населяющих ее — святость в людях. Впрочем, никто площадь святой не считает, это показывает безразличие общества к тому, что там творится десятки лет. И это стало нормальным. Об этом нет никаких сожалений.

У меня есть огромное сожаление к тому, что общество медийно зависимо — когда запускают с голубых экранов историю о том, как все плохо, как попрали нашу святыню (!!!), как народ просыпается и начинает клеймить дельцов. Каждый высказывает свой ура-патриотизм, одобренный сверху и сдобренный порцией самоудовлетворения — как никак общественно-полезное дело. Противно от этого. Противно, что людьми настолько легко манипулировать. Противно, что думать своей головой, хотят единицы. Но самое противное, что аргументировать свою точку зрения, у нас не принято. А принято кричать громко и эмоционально о том, что не нравится. Не будьте люмпенами, подкрепляйте свои слова фактами и размышлениями, тогда и влияние на вас масс-медиа не будет таким ошеломляющим.

В качестве постскриптума скажу, что чемодан уберут — народ поверит, что это он добился этого. К лету возведут что-то еще. В мире эта новость промелькнула и еще больше укрепила людей в мысли, что у русских плохо с головой — то разрешают, то запрещают. Все идет как обычно, стабильно. И это расстраивает.

Саша Плющев примерно о том же, написал у себе в блоге