В ночь с 13 на 14 мая в России был задержан Фогл Райн Кристиан, гражданин США, работающий третьим секретарем политического отдела посольства США. Дипломат, которого ФСБ обвинило в шпионаже и представило соответствующие доказательства. История очень интересна и заслуживает подробного рассмотрения, так как приоткрывает некоторые моменты работы как разведки США (ЦРУ) в России, так и действий контразведки, в данном случае ФСБ.

Я с огромным удивлением читал комментарии неглупых людей, некоторых из них я знаю в жизни, о том, что вся эта история опереточная постановка, набор шпиона вымышлен и так далее. В информационном поле, ФСБ России безнадежно проигрывает, так как не умеет красиво подать и завернуть историю, чтобы она была понятна обычным людям. Вполне понятные профессионалам фотографии, вызывают усмешку у большей части видящих их и возникает чувство недоверия. Особенно у тех, кто насмотрелся голливудских боевиков и точно знает какая экипировка у агентов ЦРУ. Попробую провести небольшой разбор полетов и объяснить основные моменты.

Придется начать издалека, чтобы у вас сложилось полное понимание ситуации. Дипломатические миссии любой страны всегда имеют в своем составе кадровых разведчиков, которые выполняют функции секретарей посольства, атташе по культуре, советников посла и так далее. В зависимости от страны отличается и звание человека, который занимает такую должность. Например, где-нибудь в посольстве в небольшой африканской стране это будет подполковник (кадровый разведчик), а в ключевых странах (Великобритания, США) это уже генеральская должность. Как правило, в большинстве стран мира на этой должности полковники. В рамках посольства на других должностях также могут работать и другие кадровые разведчики, они непосредственно подчиняются резиденту. В некоторых странах их нет, где-то штат насчитывает десятки людей. Правилом хорошего тона между различными странами и их разведками, в том числе и Россией и США является представление «легального» резидента — никто не делает тайны из его существования и того, что он осуществляет разведмиссию на территории страны пребывания. А вот состав его сотрудников остается тайной для большинства сотрудников как посольства, так и принимающей стороны. Особист или офицер связи, как правило, всем хорошо известны, их существование также не является большой тайной. Для контразведки основной задачей становится выявление среди сотрудников посольства тех, кто осуществляет разведдеятельность. Это не так просто, как может показаться на первый взгляд. В СССР за эту работу отвечал 7 отдел второго главного управления КГБ. Все методики, которые использует ФСБ РФ и приемы работы пришли из того времени, по большей части никак не изменились — это вовсе не значит, что они устарели или плохие — разведка, как и контразвездка очень консервативны в методиках и алгоритмах работы, несмотря на стремительное изменение мира, ведь люди остаются все теми же.

В СССР работа контразведки была на очень высоком уровне и бывшие сотрудники ЦРУ в своих мемуарах неоднократно признавались, что работа в СССР была чертовски сложной и требовала чрезвычайной осторожности и планирования. Вербовка граждан СССР, тогда, да и сегодня в России осуществлялась «легальными» разведчиками, кто имел дипломатический статус и иммунитет. Это норма для большинства стран мира, так как при задействовании разведчиков работающих под прикрытием торговых миссий, организаций и тому подобного, им при поимке грозит вполне реальное тюремное заключение и в лучшем случае, обмен на другого такого же бедолагу. На родине перевод на бумажную работу или вовсе увольнение со службы, в зависимости от причин провала — в России, как правило, практикуется перевод на почетную, но бесполезную должность в государственных структурах.

При провале «легального» разведчика, государство, которое его поймало высылает официальную ноту и объявляет его персоной нон-грата (это юридический термин, а не эмоциональное высказывание в стиле сам дурак). Во времена холодной войны СССР и США соблюдали паритет — одна страна высылает 2-3 разведчиков, ровно столько же отправляется с другой стороны. Для контразведки никогда не составляло проблемы предоставить данные наружного наблюдения и факты разведдеятельности. То, что вычисленных разведчиков оставляли объясняется так — проще следить за теми, о ком ты точно знаешь, что это правильный человек. Равно как и фиксировать все его контакты, интересы и так далее. Неизвестный разведчик намного более опасен. Даже во времена СССР штат контразведки КГБ не позволял осуществлять тотальный, ежечасный контроль за всеми сотрудниками посольства вне его стен. На помощь приходили технические средства, например, в СССР разработали специальный порошок и аэрозоль, которым можно было метить одежду людей и дальше без визуального контакта отслеживать их перемещения, а также с кем рядом они находились. В ЦРУ были настолько напуганы этим, что разработали подробные инструкции для определения этого химического соединения в полевых условиях — если агент его находил, то все оперативные работы моментально отменялись.

Но хватит предисловий, давайте перейдем к ситуации с третьим секретарем посольства США и тем, что с ним произошло.

Как поймали разведчика ЦРУ и почему это случилось

В ЦРУ существует вполне определенная процедура по вербовке новых агентов в разных странах, в том числе и России — она мало изменилась за последние 40 лет. Оперативные сотрудники ЦРУ, да и любой разведслужбы мира в своих отчетах указывают всех, кто окружал их во время работы и выделяют людей способных потенциально оказать содействие в работе (вольно или невольно). На основании первичных рапортов ежемесячно создается список потенциальных агентов, после чего они более детально прорабатываются — собирается информация о них, психологи анализируют их поведение (это может быть проделано как заочно, так и очно — во втором случае, человек никогда не знает, что он проходит тесты — это может быть случайная встреча в ресторане, общение с попутчиком в транспорте и так далее — житейские ситуации). Бюрократия великая вещь и единожды отработанные процедуры не меняются годами.

Если в центре принимается решение о том, что вербовка агента интересна, то он получает кодовое имя (иногда несколько имен — имена генерируются случайным образом, примерно как пароли, тут нет никакой романтики и никакой связки с реальностью — все делается для затруднения опознания человека). Выбирается кадровый офицер имеющий дипломатический статус, он назначается куратором или контактом агента. До выхода на пенсию и даже после него, этот офицер будет опекать агента и вести большую часть общения с ним. В теории у них должны завязаться доверительные отношения и психологи также подбирают «пары» соответствующим образом. На основании того, кто является офицером-куратором можно многое сказать об агенте (но это не банальное совпадение возраста или каких-то интересов, тут все тоньше). Во время активной работы агента число его контактов с людьми из разведки другого государства редко превышает 2-3 разных сотрудников. Разведка минимизирует число тех, кто знает об агенте и контактирует с ним — это единственная возможность защитить его.

Классическая провокация, это когда принимающее государство ловит на живца разведчика. С ним или его коллегами выходит на связь человек, которые предлагает свои услуги. Дальше идет стандартная процедура проверки и наличия у него интересной информации. Самые эффективные агенты США в СССР обратились в годы холодной войны к дипломатам США напрямую — перечислять примеры не буду, вы легко их найдете, если потратите пять минут. Поэтому все такие контакты проверяются и в каждом случае выносится решение.

В истории с Фоглом Районом, в ЦРУ посчитали, что сотрудник одной из спецслужб России (думаю это был офицер спецназа ГРУ), может быть интересен. Область интересов — тактика, техническое оснащение групп, подготовка и так далее. Закрытость подразделений ГРУ не позволяет другим разведкам иметь надежную информацию о тактике, что приводит к множеству интересных последствий. Но это не так уж важно.

ЦРУ попалось на классическую провокацию, от которой никто не застрахован. И это была типичная акция со стороны ФСБ — другой вопрос для чего она была проведена и что должна была продемонстрировать, а главное кому. Но эти вопросы не так важны в рамках этой заметки. Давайте перейдем к тому арсеналу, что был взят у кадрового офицера ЦРУ и попытаемся объяснить для чего и что было нужно.

Набор ЦРУ для начинающего шпиона

Давайте вместе посмотрим на фотографию, которую распространило ФСБ РФ, на ней виден джентельменский набор, который изъяли у американского разведчика.

Начнем с простого — контразведчики свалили в одну кучу, все что взяли вместе с разведчиком ЦРУ и не объяснили, что передавалось провокатору, а что использовалось в работе. А это довольно важно. Парики и очки, это стандартный набор для быстрого изменения внешности и они применяются очень часто. Незадачливого црушника брали в одном из париков, когда поплутав по Москве, он вышел к точке рандеву со своим будущим агентом. Я уверен, что он шел длинным маршрутом и долго, для того, чтобы проверить отсутствие наружного наблюдения. Это нормальная практика и то, что контразведка себя не проявила, говорит либо о том, что они ждали на месте, зная о нем или проявили чудеса изобретательности.

Сто тысяч Евро, это первый гонорар, на который обычно клюет большая часть людей. Сумма не запредельная, но вполне серьезная. Но главное, что приняв деньги агент автоматически дает на себе компромат, его могут этим шантажировать. Впрочем, многие «шпионы» прекрасно жили в СССР и России за счет ЦРУ, пока этой разведке не надоедало им платить за воздух. Равно существуют и обратные истории. Интересная подробность и нестыковка — явно провокатор проявил «алчность» и торговался, так как в сопровождающей записке указывается та же сумма в долларах (записка абсолютно реальная, это своего рода приветственное письмо от ЦРУ, оно еще написанно приятно, а вот МИ-6 или французы пишут по кальке 70-х, а главное не хотят менять текст — работает и ладно). Как вы понимаете работа контразведчика (провокатор, это объяснение того, что он сделал, а отнюдь не оскорбление) и заключалсь в том, чтобы убедительно сыграть человека, готового за деньги продать свою страну.

Помимо денег для будущего агента разведчик принес стандартный набор. И тут важно оговориться, что любая разведка мира предпочитает предоставлять не какие-то специальные устройства, как в фильмах про Джеймса Бонда, а вполне обычные, серийные вещи — то, что не вызывает подозрений и может быть куплено в стране пребывания. Более того, вещи подбираются исходя из жизни агента, его социального уровня и предпочтений. Это всегда разовая работа, а отнюдь не стандартный набор для всех и каждого.

Начнем с самого противоречивого предмета в глазах обывателей — обычного атласа Москвы и дорог с указанием каждого дома. В век высоких технологий, когда у каждого в телефоне есть навигация и хорошие карты, это выглядит анахронизмом. А теперь давайте представим специфику работы агента, когда он не должен оставлять следов, в том числе и цифровых. Я плохо представляю себе агента, который прокладывает путь к тайнику или месту встречу в  Google Maps и затем сохраняет маршрут. Этот агент должен быть конченным идиотом. Равно, как мне сложно представить как сообщить о месте встречи в электронном виде, это дополнительный риск. Используя бумажный атлас, который скорее всего обоснуется в бардачке машины, можно успешно и эффективно передавать координаты. Страница, номер дома и так далее. Это эффективно и никаких следов не остается. Связь не требует контакта, информацию можно зашифровать на доске бесплатных объявлений в виде телефона или чего-то иного — способов существует множество и они не отслеживаемы, надо только один раз договориться об этом. Поэтому можно долго ворчать, что разведчикам чужды новые технологии, но это не так. Эффективный способ не оставлять следов, не использовать программы навигации.

Отправляемся дальше — дешевая Nokia с фонариком. Явно куплена в каком-то магазинчике в России, типичный серийный аппарат. К нему предлагается препейд карта от Билайн — типичная связка и контракт оформлен на подставное лицо, которое будет исправно платить по 200-300 рублей в месяц. Со стороны разведки полный контроль номера, оплата идет через терминалы, никаких наличных или кредитных карт. Это эффективный способ скрыть то, кто стоит за этим.

Другая карта, 4G SIM-карта от Мегафон — явно для передачи данных. Также оформлена на подставное лицо, что в России не такая уже редкость. Схема применения ровно та же самая, с одним исключением — можно эффективно использовать для передачи данных, вставляется в любой телефон. Отследить невозможно, не зная первоначально номера этой карты (голосовая связь или СМС на этой карте не предусматриваются для агента).

Компас — еще один предмет который вызывает гомерический хохот. Абсолютно нормальный для любого военного, так как самый надежный способ ориентации на местности. Учитывая, что тайники располагаются как правило как в городе, так и вне его, то ничего удобнее компаса и инструкций по нахождению тайника, пока не придумано.

На брелке насколько можно судить висит один из элементов экипировки незадачливого разведчика — сканер частот подключенный к беспроводной гарнитуре — позволяет определять не ведется ли наружное наблюдение. С такими игрушками и в таком исполнении встречаться мне не приходилось, но учитывая что это стандартный набор экипировки ЦРУ в России, то скорее всего это он.

RFID Shield это экран для радиометок, этакий мешочек, где их можно хранить. Агенту выдается целый набор из меток, который он может размещать в оговоренных местах — разведчику не требуется даже приближаться к ним, он может снимать информацию с небольшого расстояния (либо там уже стоит прибор для снятия сигнала и дальнейшей передачи). С помощью обычного смартфона и коммерчески доступного софта в метки можно запрограммировать ту или иную информацию, которую надо передать. Это один из современных способов бесконтактной передачи информации, который снижает необходимость личной встречи до минимума. Есть и другие, но они не так важны в контексте этого рассказа.

Блокнот — трудно разглядеть, но на шифроблокнот ни разу не похож, возможно есть второе назначение или особенность, но гадать по фото дело неблагодарное. Вкратце, думаю этого хватит и так — в батарейках может быть все, что угодно — стандартно и обычно в них размещают современные камеры, но тут снова гадание на кофейной гуще — надо крутить и смотреть.

Видео, которое в ФСБ сняли с высказыванием представителям посольства о шпионской деятельности их сотрудника, явно сыграно на публику. Это постановка, в которой пойманный слушает, а его коллеги подыгрывают — таковы неписанные правила. Все, что сказано там, не играет большой роли — так как это для широкой публики, фактически чистая деза.

P.S. Для тех, кто хочет подробно почитать о ряде технических устройств в разведке и ЦРУ, могу порекомендовать книгу Кита Мелона «Искусство шпионажа. Тайная история спецтехники ЦРУ». В ней довольно подробно, хоть и с серьезными купюрами рассказывается о старой технике 60-80х, том что уже вышло из употребления. Но общую картину вы получите. Книга будет полезна также и курсантам наших разведшкол, довольно любопытное добавление к тому, что они изучают.

P.P.S. Никаких государственных тайн эта заметка не содержит, вся информация изложенная здесь доступна публично. Это на всякий случай для горячих голов особистов, кто предпочитает запрещать, не пущать и заодно не думать. Не обижайтесь, но у вас работа такая. И вас за это не любят ;)