История этого оброка тянется с конца 2010 года, когда Путин одобрил налог в один процент на всю технику, что имеет возможность воспроизводить музыку. Якобы авторы так страдают от этого, что им надо собирать деньги таким образом. Очаровательность этого налога в том, что он не отменяет необходимости покупать лицензию на музыку, это как бы возможность купить музыку и далее ее воспроизвести. Никакой антипиратской направленности у этого налога просто нет — это очередная кормушка созданная, буквально, из воздуха. Количество скандалов, которые сопровождают создание этой кормушки, уже сложно подсчитать.

В начале февраля российский союз правообладателей пошел в очередное наступление на производителей техники — так поступило обращение в МВД относительно целого ряда компаний, которые отказываются платить оброк. Об этом можно прочитать вот здесь 

В списке тех, кто уклоняется от святого долга отдать один процент от стоимости техники, фигурирует даже предприятие Ангстрем — для понимания абсурдности претензий к этой компании достаточно вспомнить, что они производят микроэлектронику, то есть комплектуюищие. Мне сложно представить воспроизведение схемой памяти лежащей в лотке и не подключенной никуда музыки, которую так рьяно защищает РСП.

Среди других компаний, кто уклоняется от уплаты назвали BBK, Nokia, Dell, Panasonic и другие. Я пообщался с представителями нескольких компаний, которые рассказали оборотную стороно рэкета, осуществляющегося под управлением государства. Слово рэкет наиболее полно описывает происходящее, другое слово возможно будет звучать, как вымогательство.

Компании заключают договор с российским союзом правообладателей, это рамочное соглашение, в котором описывается, что достигнуто взаимопонимание. Далее в приложениях к договору должны описывать товары, которые подпадают под его действие и уже на основании этого приложения или приложений высчитывается ставка налога и он оплачивается РСП. К сожалению, в РСП стараются ограничится только договором и не подписывать приложения, хотя среди компаний, которые уже зачисленны в неплательщики, как минимум, две готовы платить. Причина того, что они этого не делают очень проста — они не знают сколько платить и более того, у них нет никаких юридических оснований это делать. Для любой компании юридическим основанием для оплаты является не только наличие соответствующего закона, но и рассчитанная формула платежей, список продуктов, который согласован с другой стороной. В РСП же хотят получать процент от ВСЕХ операций — например, вы завозите в стране компьютер, будьте добры заплатить один процент. Что логично. Завозите отдельно компьютерные мышки — тоже заплатите! На закономерный вопрос, как слушать на мышке музыку, ответа никто получить не может. То есть в РСП хотят получать деньги со всего. Компании вполне закономерно на это идти не готовы. И попытки заключить приложения к рамочному договору натыкаются на сопротивление со стороны РСП.

Фактически эта российская организация занимается рэкетом — у нее есть государственная поддержка и обращения в МВД только доказывают, что играть по правилам там не намерены. Они просто хотят денег (и ничего более). У меня эта ситуация вызывает омерзение и свои выводы относительно  того, как поступать, я сделал давно. Ни одного моего рубля в РСП не получат, даже косвенно. Господин Михалков, который стоит за этой историей, в моем лице приобрел активного недоброжелателя, который также не вложит ни одного рубля в его творчество. Со своей стороны, я приложу максимум усилий для того, чтобы об этом оброке не забывали и использовали любые законные средства, чтобы избежать его оплаты. Например, государственные компании могут обращаться за возмещением этого оброка к государству, если закупленная техника или компьютеры не служат для воспроизведения музыки (что так в 99 процентов случаев и доказывается режимом работы).

Меня искренне бесит, когда на моих глазах устраивают схемы по созданию денег из воздуха. Это недопустимо. Да и просто некрасиво по отношению к большей части страны, которая живет бедно.