В гору идет вагончик канатной дороги, окна заняты туристами, судорожно снимающими каждый метр и речушку с серпантином трассы. Итальянцы пытаются заснять свои лица на фоне отрогов гор и прижимаются к стеклам, изредка сотрудник канатки покрикивает на них, успокаивая. В Монтсеррате шумную компанию встречает местный гид, который подстраивается под бойкую речь приезжих и начинает тараторить. У меня плохо с итальянским, но некоторые слова выплескиваются из этого потока и оседают в сознании – черная мадонна, моренета, культ матери, христианство, горящие свечи, благословение. На короткий миг возникает обманчивое чувство, что ты понимаешь нить рассказа и можешь его пересказать. Гид тащит подопечных через площадь, на ходу выдвигая и тут же опровергая версии того, как появилась чудодейственная черная мадонна в Монтсеррате.

Удивительно, но тайна культа черной мадонны или как ее называют в Испании – моренеты, так и осталась нераскрытой. В повседневном беге дней это явление вошло в нашу жизнь и не привлекло внимания, словно сто раз хоженая тропка, на которой известен каждый изгиб. Так в Дербенте остатки древней крепости были на глазах у тысяч людей ежедневно, но никто не видел в них следы ушедшей эпохи, это была деталь пейзажа.

Для меня черная мадонна лишена мистицизма, хотя с ней связано множество случайных или намеренных совпадений. Начнем с того, что в Костроме в Богоявленском монастыре есть Феодоровская икона Божией матери с черным ликом. Ее считают чудодейственной, вокруг возникло множество легенд и преданий, а первое упоминание относится к 12 веку. От старости образы почернели и в западной литературе часто говорят о Черной Мадонне из России. Пожалуй, я склонюсь к версии того, что этот образ не задумывался изначально таковым, на это не указывают другие детали. Аналогичные по письму иконы того времени, с тем же сюжетом, не имеют черного лика девы Марии, они исполнены в традиционном стиле.  И обсуждая этот вопрос с экскурсоводом-краеведом, я не мог предположить в 1985 году, что черная мадонна, вот так незаметно вошла в мою жизнь. Во время рассказа гид предлагал предположить почему икона почернела и традиционный ответ был прост – от старости. Он удовлетворял всех и казался логичным. На долгие десять лет этот вопрос был закрыт и больше меня не волновал, он стал одной из историй сложенных в дальних уголках памяти.

В 1995 году, когда россияне осваивали курорты Турции или Египта и маршруты в европейские столицы, меня неведомыми дорожками занесло в Ченстохов. Небольшой город в Польше запомнился мне девушкой из-за которой я сошел с самолета в Кракове и пустился в авантюру. Пожалуй, это было первое реальное столкновение с другим миром – погружение в историю бывшей империи, в которой обитали шляхтичи столь красочно описанные в «Камо грядемши» у Сенкевича. Безвкусный памятник писателю стоит на одной из площадей города словно укор ее жителям, которые не смогли повторить его успехов.

Так вышло, что пани Кристина, которой стукнуло на год больше чем мне, погрузилась с головой в католичество. Свобода Польши перепутала в головах у многих людей нравственные и жизненные ориентиры, вчерашние функционеры становились верующими людьми, а молодые люди играли в религию с той же страстью, что и в футбол. Пожалуй, в моей безумной эскападе мне и запомнилось то, как Кристя истово молилась и просила наставить меня неразумного на путь истинный. Как любой неофит, она сгорала от желания обратить меня в свою веру и даже воображала, как мы будем ходить вместе в храм, а после этого в кино. В маленьком городе, не так много развлечений, ее можно простить за смешение всего. Да и ее имя словно предопределило увлечение религией, а католицизм был единственным местным выбором.

Кристя гнула свою линию ежедневно, пока в один из дней не решилась прибегнуть к самому решительному средству, мы отправились в ясногорский монастырь. В нем хранится главная реликвия Польши, икона Божией Матери, которая считается чудодейственной. Всю дорогу Кристя болтала о том, как в конце лета сюда съезжаются люди со всего света, а не только из Польши и что надо выстоять несколько часов, чтобы увидеть Эту Икону. Ничуть не преувеличиваю, когда говорю, что она произносила название дощечки с красками, с придыханием и религиозным экстазом, который невесть как оказался в ее крови. Икона. Испорченный дрязгами в России и тем, что церковь везла в те времена алкоголь и табак в страну вагонами, я испытывал цинизм относительно всех религиозных институтов. Агностик или атеист, в этом я не разобрался, но с огромным удовольствием изучал то, что содержали в себе храмы.

В небольшом польском монастыре состоялось мое второе знакомство с черной мадонной. Офицер польской армии превратившийся неожиданно в священника, рассказал нам историю этой святыни, поглядывая на мою спутницу, которая светилась счастьем и молодостью. Он утверждал, что лица были черными с первого дня, как была написана икона и никакого отношения к старению красок, это не имеет. Пожалуй, именно тогда я вспомнил вновь о своих детских воспоминаниях и поездке в Кострому.

 

Вернувшись в Москву я с головой погрузился в поиски информации о святых иконах, почему одни считаются чудодейственными, а другие нет. К моему удивлению тех, кто мог бы толково и подробно рассказать об этом, мне найти не удалось. Возможно, что искал не в тех местах, но каждый священник, которого я встречал, мог только перечислить заученные фразы и совсем не желал отходить от них в сторону, нарушать канон. Помню, что среди прочих меня мучил тогда вопрос, почему на каких-то иконах младенец сидит слева, а где-то справа. За давностью лет не помню, что натолкнуло меня на него и почему он казался мне таким важным. Ответа на этот вопрос, я так и не узнал.

В ленинской библиотеке или ленинке, как ее называли все, мне приходилось зарываться в литературу по истории религии, которая была написана в советское время. Продираясь сквозь обличительные и разгромные пассажи относительно «опиума для народа», я натыкался на отдельные крупицы информации. Для поколения выросшего в интернете не объяснить, что поиск занимал многие часы, приходилось штудировать книги, чтобы найти незначительные факты и зачастую это было полезно, так как изучая одно, натыкался на совсем иное и расширял свой кругозор. Заполнение формуляра на книги, их получение и лампы в зеленых абажурах, с подчеркнуто тихим перелистыванием страниц. В этом была своя атмосфера, которая манила и влекла.

В то время я впервые стал натыкаться на частые упоминания черной мадонны, которая не интересовала авторов и проскальзывала в их повествовании, как вариант верований, которые не заслуживают внимания. Но мне было интересно, откуда в Польше появилась такая икона и кто стал ее прообразом. Выписывая в коленкоровую тетрадь места, я обрисовал географию распространения черной мадонны. Испания, Франция, Италия, Германия, небольшие графства и страны, которых уже нет на карте. Тетрадь быстро заполнялась местами, о которых я не знал ничего и не предполагал, что когда-то в них попаду.

Во время одной из командировок эта тетрадка была со мной, тогда она спасла мне жизнь, но это отдельная и очень запутанная история. Тетрадь  в которой было множество любопытных фактов, ушла от меня, но зато я стал изучать Европу и много путешествовать. Не могу сказать, что меня одолевали мысли о культе черной мадонны, просто иногда встречались иконы или скульптуры, которые запоминались и откладывались в копилку памяти. В некоторых книгах по истории религии и Европы, тоже встречались упоминания. Но ничего, что пробудило бы повторно интерес к этой теме.

Для меня в мире, есть несколько сказочных городов. Слово сказочный я употребляю не в переносном, а прямом смысле. Возможно, что кто-то посчитает это мистикой, чем-то несуразным, но скорее это настроение и предвкушение каких-то необычных событий. Не обязательно хороших, но накладывающих отпечаток на всю твою жизнь. У каждого человека свой набор таких городов, мой сказочный город это Барселона. Бывшая римская колония Барсино разрослась до огромного средиземноморского города и в кафедральном соборе меня встретила скульптура Черной Мадонны. Не будь в моей судьбе Ясной Горы и Кристи, то спокойно прошел бы мимо и даже не обратил внимания, но тут что-то щелкнуло и части мозаики стали вставать на свои места.

В Барселоне вы можете видеть копию скульптуры, которая хранится в Монтсеррате. Оригинал также считают чудодейственным, особая сила у него в отношении женщин, которые хотят детей. В сентябре 1881 года, если быть придирчивым к датам, то 11 числа, папа Лео XIII объявил черную мадонну покровительницей Каталонии. Ровно в этот же момент копии статуи из Монтсеррата стали изготавливать в больших количествах и делится ими с другими странами. В Таррагоне такая же скульптура, да и в ряде стран, то же самое. Эта копия добралась даже до Чехии, ее можно видеть в Бездезе. Самым легким стало найти всех мадонн, что появились после популяризации в 19 веке. Мне казалось, что я напал на след и мадонна из Монтсеррата может стать тем прообразом, который дал толчок этой истории.

Точного объяснения, когда эта скульптура появилась в Каталонии не найти, ее происхождение неизвестно. В 890 году ее нашли в пещере в горах, на нее натолкнулся один из местных пастухов.  Одна из версий утверждает, что ее спрятали в пещере от нашествия сарацинов в 723 году или чуть раньше и она все это время ждала, когда ее найдут. Легенды начинаются с момента ее счастливого освобождения из плена пещеры, но не дают ни одной подсказки, кто и откуда ее привез. Это был тупик.

Попытка зайти с другой стороны и определить, когда черная мадонна получила наибольшее распространение в Европе, оказалась успешнее – 12 век. Но и тут ждало разочарование, проследить корни не удавалось, а различные объяснения приводимые по степени схожести с богинями древнего мира, не отвечали на вопрос, кто принес этот культ в европейские страны. Снова тупик.

 

Продолжение следует…

 

В следующей части расскажу о бегстве евреев из Иерусалима в Африку, тамплиерах (простите набило оскомину, но они и тут постарались), ордене Францисканцев и том, как они хранили Черную Мадонну. Богиня Деметра и Изида, не пройдут мимо нашего повествования. Любопытно будет объяснение термина «альма матер», который с институтской скамьи, мы бездумно применяем, невольно вознося молитвы, той чье имя не названо. Умберто Эко и «Маятник Фуко» также займут ваше внимание.

 

Хотите прочитать быстрее продолжение, тогда ставьте лайк, ретвитьте и так далее. Так я пойму, что тема вам понравилась и попробую рассказать вторую, самую интересную часть истории, побыстрее.