В МТС в момент выхода на рынки стран СНГ не считались с возможными рисками и оценивали их достаточно сдержано, достаточно пролистать форму 20Ф того времени, чтобы увидеть, что все риски связаны с совсем иными вопросами, нежели государствами Средней Азии. Сегодняшняя ситуация в Узбекистане прямое следствие того, что произошло в Туркмении годом ранее. В декабре 2010 года в Туркмении случилась неприятная ситуация, государство отозвало у дочки МТС лицензию и компания фактически выключила свою сеть, потеряв в один момент 2.4 миллиона абонентов. Вспоминая настроение того времени, я могу охарактеризовать неверие топ-менеджеров МТС, что ситуацию не удастся решить. Более того это неверие сохранялось на долгий период времени и в какой-то мере нанесло достаточно большой урон, так как сценарий полного ухода с рынка не рассматривался вовсе. Оказалось, что административный ресурс АФК «Система» вовсе не так силен в Средней Азии и Москва не может оперативно рещать там вопросы. Либо не хочет этого делать. В МТС показали убытки в размере 137.8 миллионов долларов от прекращения работы в Туркмении в 4 квартале 2010 года. Эта цифра неплохо коррелирует с затратами компании на строительство сети в стране.

Схема работы в Туркмении была достаточно прозрачной и выглядит как коррупционная изначально (не юрист, уж простите и считаю, что данная схема несколько удивительна). Компания МТС по договору выплачивала 20 процентов чистой прибыли местному оператору Туркментелеком, которые шли в бюджет. Фактически это и была цена присутствия на рынке, не говоря о налогах во все бюджеты и так далее. То есть это своего рода дополнительный побор.

Интересно, что на фоне происходящего в Узбекистане практически незамеченным прошла «победа» МТС в Туркмении, компанию вернули на рынок — теперь она заключила новый договор и будет отстегивать 30 процентов чистой прибыли. Все те же лица и новые условия. В договоре июля 2012 года указывается, что все споры будут решаться в международных судах, это дополнительная страховка для компании. И снова договор предполагает, что компания сможет работать по лицензии около пяти лет. Что будет потом, не очень понятно. В МТС, безусловно, считают, что обезопасили себя, но думаю произойдет снова коллапс, теперь уже по узбекскому варианту.

Что случилось в Узбекистане? Этот вопрос не тривиален и если подходить с фактической стороны, то мы увидим, что узбексий регулятор нашел у дочки МТС нарушения и начал действовать в рамках закона, чтобы исправить их или остановить деятельность компании, которая не соответствовала букве закона. Вся ситуация возникла по одной простой причине — компания МТС на деле доказала, что не может договориться в Туркмении за короткие сроки, а Россия никак не вступилась за нее. На Востоке не любят слабых, более того, у слабых отнимают все, что только можно. Компания МТС показала свою слабость и это был вопрос времени, когда у нее попытаются отнять бизнес, чтобы заставить заплатить больше за возвращение в страну.

Рассматривать конкретные претензии узбекских властей к МТС примерно также бесполезно, как искать логику в действиях нынешнего мэра Москвы. Уверен, что с юридической точки зрения регулятор подготовился и создал все условия, чтобы выставить МТС в дурном свете — возможности для этого есть, более того технологии такого толка хорошо отработаны в России и растиражированы нашими СМИ по всему миру. Почему в России государство думало, что его «ноу-хау» останется незамеченным другими, остается только догадываться. Видимо исходили из предположения, что мы сильные и с нами так не поступят. Но свою силу мы однако никак не демонстрируем даже себе, видимо боимся надорваться.

В Узбекистане сценарий захвата бизнеса МТС пошел совсем по иному сценарию, власти захватили нескольких топ-менеджеров, вынудили бежать еще нескольких (что по логике этих властей уже доказывает их вину — но сидеть в узбекской тюрьме, не хочется никому и это логично — так что тут скорее вопрос здравого смысла). Ученики в Узбекистане переняли все приемы России и оказались даровитыми — все проведено на высшем уровне. Постоянные репортажи, «плохие» предприниматели и так далее. Фон создан.

Россия вновь не смогла отреагировать быстро и эффективно. МИД жует в очередной раз сопли, АФК «Система» вяло грозится и пытается договориться, хотя в данном контексте надо уже идти на обострение и ставить на место партнеров. Но повторяется все то, что мы видели в Туркмении. Российский бизнес готов понести потери в моменте, чтобы отбить их в будущем.

Думаю, что в Узбекистане как раз и рассчитывают на такой сценарий. Нет задачи напугать партнера до смерти и никогда больше не пустить в страну. Задача стоит банальная — выдоить деньги, чем больше, тем лучше. Передоговориться на новых условиях. Если надо то выждать побольше. И пример Туркмении тому порука. То, что МТС договорился именно в дни конфликта в Узбекистане с Туркменией, это не достижение, а огромный проигрыш компании. Она убедила узбекские власти в том, что они все делают правильно и получат в итоге свой золотой дождь. И ведь скорее всего так и выйдет. На кону стоит 9 миллионов абонентов и другой порядок прибыли, чем в Туркмении.

Ирония ситуации заключается в том, что ни в Узбекистане, ни в Туркмении местные операторы не планируют вкладывать десятки, а то и сотни миллионов долларов в развитие сетей. Они оставляют это на откуп МТС. Более того, все это прекрасно понимают. Вопрос только в сумме, которую МТС должна заплатить за работу на этих рынках. Это де-факто рейдерский захват бизнеса с последующей переуступкой бывшему владельцу, так как только он готов его развивать. Сегодня мы отняли, завтра вернули и получили выгоду.

Основной риск с которым столкнется МТС и будущее руководство компании, заключается в том, что история на этом не заканчивается, а только начинается. Вымогать деньги из компании будут постоянно, повторение ситуации в Туркмении возможно уже через 1-2 года, в Узбекистане все будет ровно также, но только через больший срок (вопрос, когда договорятся вновь).

Проблема заключается в том, что Россия не поддерживает свой крупный бизнес и его интересы в регионе. Это слабость государства, которое должно в таких ситуациях наплевать на все нормы (как делает США, Германия, Франция и многие иные «демократические» страны) и защитить свои интересы. Любой ценой. Создать для партнера такие условия, в которых ему просто будет невыгодно делать подобные вещи. Наказать в рамках того же закона и вполне законных действий (например, закрыть все денежные переводы в эти страны — пусть господин Онищенко придумает, что в переводах грибок или еще что). Пока же Россия демонстрирует умение воевать с грузинскими винами и том подобной ерундой и совсем не умеет отстаивать бизнес-интересы страны. Что глупо и недальновидно.

Я специально не обсуждаю вопрос того, надо было лезть в этот регион или нет. Риски были реальными и осязаемыми. Но если мы влезли туда, то государство уже должно выступить на стороне нашего бизнеса. Это его обязанность. Пока оно своими обязанностями манкирует. И это расстраивает больше всего. Другой вопрос, который меня расстраивает, что сотрудники дочки МТС в Узбекистане сидят в тюрьме. Это совсем несмешно и вызывает желание проделать нечто аналогичное с теми, кто засадил их туда. Вот такие мысли.