Япония для меня всегда была загадкой, так как узнавая чуть больше о стране, каждый раз оставалось место для удивления. Что-то воспринимаешь с улыбкой, что-то кажется несуразным. Взгляд со стороны никогда не раскрывает хитросплетений местной жизни, а пройти краешком по жизням местных людей, как-то неудобно. Искренне завидую тем, кто волей случай и со знанием языка смог погрузиться в изучение людей этой страны. Читая книгу Всеволода Овчинникова, журналиста газеты «Правда», которого можно назвать легендой советской журналистики, я наткнулся на пассаж, который объяснил ту картинку, что я очень часто вижу в репортажах из Японии. Представьте, что у вас идет пресс-конференция на которой представлено множество изданий — Ведомости, Коммерсант, РБК, онлайн-газеты и еженедельники. Количество вопросов после пресс-конференции ограниченно, журналист каждого издания пытается заполучить микрофон и задать свой вопрос. При этом всем понятно, что как сам вопрос, так и ответ будут использованы каждым изданием. И без ссылки на то, кто его задал. Кто-то из журналистов очень ревностно относится к этому и ударяется в детские обиды — как они могли не указать, что этот вопрос задал я, журналист такого-то издания, это так некрасиво. Кто-то пожимает плечами и идет работать дальше. Но конкуренция проявляется даже в этом. Хотя, на мой взгляд, на официальном мероприятии, каковым является пресс-конференция задачи и цели ВСЕХ журналистов вне зависимости от их изданий, совершенно одинаковы. Задача по большому счету одна — подробно и емко рассказать читателям о том, что происходит и почему. И пресс-конференция, это не место, где можно найти эксклюзив. Таковым становится публикация темы и основных вопросов пресс-конференции за день до ее проведения. Но никак не текст по ее итогам, который с разной степенью детализации появляется во многих изданиях. Но давайте прочитаем выдержку, которая проливает свет на то, как на пресс-конференциях работают японские журналисты. У себя дома.

«Итак, конкуренция. Вот, казалось бы, универсальный ключ к разгадке необъяснимых явлений японской буржуазной прессы. Но так ли это? Достаточно лишь несколько раз побывать в Токио на пресс-конференциях для японских журналистов, чтобы столкнуться с еще одним парадоксом.

Хотя в зале видишь представителей самых разных органов печати, радио, телевидения, вопросы всегда задает кто-то один. Остальные лишь слушают и записывают. Там, где, казалось бы, самое время состязаться, многоликая пресса неожиданно отказывается от конкуренции и предпочитает ввести диалог как бы от имени одного лица.

Вопросы согласовываются заранее и сообща принимается решение, кто будет задавать их от имени всех. В Японии существует система пресс-клубов, в соответствии с которой всякое государственное учреждение, политическая партия или общественная организация обязаны делать официальные заявления лишь всей прессе в целом, чтобы такого рода новость не могла стать монопольным достоянием какого-то одного органа печати. Ведущие газеты, радио и телекомпании, имеют своих представителей и в пресс-клубе при премьер-министре, и в пресс-клубе при командовании американских военных баз. Участие здесь определяется лишь интересом, который представляет данный источник информации.

Но как же можно выделиться среди соперников, как можно проявить какое-то своеобразие при таком сознательном обобществлении материала, при такой стандартизации рациона, которым питаются газеты?

- Мы рассуждаем так, — объяснили мне, — лучше в десяти случаях иметь то же, что и другие, чем лишь однажды оказаться в чем-то позади всех. Конечно, система пресс-клубов обезличивает газеты, зато каждая из них уверена, что никогда ничего не прозевает…».

Описанная схема работы японских СМИ не укладывается в голове большинства журналистов. Они предпочитают жить в мнимой конкуренции, а не выполнять свою работу. Очень часто я слышу по итогам пресс-конференций то, что кто-то не стал задавать вопрос публично, так как его бы услышали другие журналисты  и вопрос бы «пропал». На мой взгляд, грош цена журналисту, который не может выполнять свою работу качественно, не обращая внимание на коллег. В конце концов он делает свою работу не для них.

Другой момент, который выглядит недостижимым для российской журналистики, это принадлежность японских журналистов к одному цеху. Во всем мире, а не только в Японии, журналисты весьма уважаемы, они составляют реальную силу. В России в последние 15 лет целенаправленно и вполне успешно пытаются ослабить как отдельные издания, так и журналистику в целом. Вопрос политический, а не практический. Многие журналисты приложили к этому руку, и нам некого винить кроме самих себя в сложившейся ситуации. Многие пытаются исправить это положение, но это крайне тяжелая задача.

К сожалению, объединяет российских журналистов только беда, да и то на очень короткое время. Чувства принадлежности к одному цеху, гордости за него, нет и в помине. И это достижение последних десятилетий. Фактически общество не имеет обратной связи, а когда в редких случаях получает ее, следует реакция отторжения или неприятия. Но, пожалуй, это отдельная тема для большого и подробного разговора.