На днях наблюдал в Кофемании встречу двух пиарщиц, они сидели за соседним столиком. С них можно писать классический портрет пиарщика, которого не любят журналисты, так как эпитеты в адрес пишущей братии шли отменные (жрут нахаляву и ничего не пишут, как их заставить прийти на мероприятие и все в таком духе). Посочувствовал девушкам и наклонившись к их столику посоветовал: а) не кричать так громко, так как вокруг могут быть журналисты б) начать делать свою работу, за которую они получают зарплату.

В целом противостояние PR и журналистов в нашей стране приняло затяжной характер позиционной войны, двум сторонам никак не понять друг друга, а плодотворная работа мыслится, как нечто невозможное в большинстве случаев. Расскажу историю прошлой недели, о том как пиарщики пускаются во все тяжкие, чтобы только заманить журналистов на мероприятие.

Итак, в середине недели получаю письмо, в котором меня приглашают на неформальную встречу с министром связи. Удивляюсь, что письмо не от помощника Щеголева, а агентства, это меня наводит на нехорошие размышления.

 

Но еще больше меня удивляет, что не озаглавлена цель встречи. Это звучит примерно так в переводе на русский язык:

Дорогой Имярек,

Ты меня не знаешь, но я очень хочу пригласить тебя, чтобы ты пообщался с министром связи, который просто жаждет этого неформального общения. Темы вы наверняка найдете сами, ведь вам есть столько всего, что можно обсудить.

Твой преданный пиарщик

Тщеславие должно взыграть в этот момент. Сам Министр, знает обо мне и хочет неформально общаться. Это вам не хухры-мухры. И радостно журналист, блогер помчится на этот теплоход. Без дополнительных вопросов. Но у меня, есть четкий критерий того, что на теплоход, как правило зазывают только с одной целью, чтобы пришедшие журналисты поняв тухлость мероприятия не ушли с него. С теплохода никуда не денешься, час волей или неволей будешь слушать, чем дорогие хозяева начнут потчевать ваши уши.

И вот тут пиарастия проявляется во всей красе. Агентство, которое, таким образом, зазывает журналистов понимает, что мероприятие тухлое и никому не нужное. Прибегая к уловкам, оно только подчеркивает то, что не верит в него и то, что журналисты придут сами. Уважения к такой работе у меня нет. Это не работа, это обман — прямой и недвусмысленный. Как вы понимаете, в этом обмане не хватало последнего звена — министра. Он на встречу не пришел и отплыл теплоход с теми, кто пришел на встречу с ним и потчевали их час разными речами. Пиарастия — именно так и никак иначе.