Вчера в WSJ появилась заметка в которой утверждалось, что Samsung рассматривает возможность купить телефонное подразделение Nokia. Обвинить WSJ в том, что они публикуют слухи, пожалуй, нельзя. Но вот вопрос источников этой информации вызывает в свою очередь вопросы.

Итак, давайте рассмотрим ситуацию. В Nokia осознали, что разделив компанию на части, они повысят капитализацию каждой ее составной части. Продавая телефонной подразделение Nokia отдает все капиталы инфраструктурному подразделению, что позволит ему хорошо конкурировать с другими компаниями какое-то время.

Рыночная стоимость Nokia порядка 25 млрд долларов (учитывая колебания курса акций 22-26 млрд). Говорить о какой-либо премии для компании, которая падает в пропасть нельзя, она будет обесцениваться. У компании есть значимые активы (интеллектуальная собственность, патенты и так далее), хорошие инженеры по радиочасти, корпусам и так далее. С дизайнерами уже все не так хорошо.

При разделе компании на две части, при самых скромных оценках ее стоимость вырастает до 35-40 млрд. Минимум. И это хорошо. Для инвесторов возможность получить хоть что-то для умирающей компании.

Теперь давайте вернемся к тому, что говорит CEO Nokia Стивен Элоп. Надо отметить, что перед тем как рассматривать его слова, надо сказать, что за какие-то полгода в должности он смог разрушить полностью все, что было у Nokia до него. Закрыть Symbian/MeeGo, уволить 7000 человек, сделать все, чтобы Nokia обесценилась. На словах однако он говорит иное. Поэтому я считаю, что Элоп осознанно и планомерно врет.

Его слова о том, что компания не продается также вранье, это инициатива