Вы знаете, мне неприятно читать и слышать, что где-то напали на человека. Где-то у нас, а не в Зимбабве. У подъезда скрутили и изнасиловали девушку. Но согласитесь, что как-то приелись эти сообщения. Не реагируем уже на них. Душу всколыхнет только в момент, когда географически это произойдет рядышком или человек знакомый. Ну и защищать честь мундира кинемся конечно, если он из «своих». Но по большому счету привычно пожмем плечами и скажем, что наверное так судьба сложилась. Знаете, меня больше удивляет наверное это.

На днях встретился со старинными друзьями, хотя наверное это не дружба, а что-то большее. Принадлежность к одному цеху, если хотите и теплые воспоминания. Были истории из разряда «бытовых», кто-то кого-то на дороге подрезал, выяснения отношений переходящее в мордобой или нечто похуже. Разные истории. Но во всех этих историях «наши» оперировали теми инструментами, что были у них, это сила и осознание своей правоты (хотя, думаю в глазах другой стороны, правоты не было никакой).

В ситуациях с журналистами то же самое. У нас есть один инструмент. Это открытое обсуждение произошедших событий. И не надо считать, что журналисты начинают вопить как резанные, как только их немного тронут. Мы обычно очень сдержаны в таких ситуациях. Но реакция (безусловная) всегда одна и та же. Максимально открытое обсуждение происходящего. Оружие журналиста в том, чтобы говорить о событиях, невзирая на лица. Для этого порой не нужно ни мужества, ни самообладания.

Обратите внимание, сколько всего происходит в стране. Набираешь в Google слово избит, а умный поисковик услужливо подставляет:

- избит жемчужный

- избит павел воля

- избит власенко

- избит гитарой желтой

Мне не нравится, что в моей стране снова начинается то, от чего мы ушли в конце 90-х. подросло еще одно поколение, которое пытается поиграть мышцами и показать тут всем, кто в доме хозяин. Молодые, наглые, злые. Но не голодные. В этом отличие от начала 90-х. Тогда мы были не просто молодыми и наглыми, но и голодными. Самый злой и голодный отгрызал кусок побольше. Пока не давился или не умирал в погоне за этим куском. Те кто поумнее уходили в сторону. Давали дорогу не насытившимся. Единицы прошли через это и выжили. Сегодня страшно то, что происходящее диктуется не голодом или потребностью, для этого поколения это попытка показать свою сытую силу и в этом отличие. Если я мог для себя объяснить поступки людей в 90-х и в чем-то их понять, примириться с их логикой вследствие того, что они были голодными, то сегодня меня коробит от происходящего. Реванш маленьких и злых людей. Попытка утвердиться. Самоутвердиться.

И не столь важно с какой стороны баррикад находятся эти люди. Прикрываются они «правильными» лозунгами и вышли на борьбу с жемчужным прапорщиком или напротив нанимают быков, чтобы переломать пальцы журналисту. В обоих случаях проигрываем мы все. Вместе. Мы  фиксируем нашу реальность в подобных разбирательствах. Власти, которые начинают публично выражать заинтересованность в том, что избит журналист и президент, который берет это дело под свой контроль, выглядят в моих глазах, не заслуживающими доверия. Не буду говорить за других, но думаю и у них есть сомнения. Вот задайте вопрос, если вы не принадлежите к той или иной касте, не заметны в ее рядах, кинется вас защищать ваш родной президент, милиция начнет искать тех, кто на вас напал? У меня есть мечта, чтобы моя родина защищала ВСЕХ своих граждан, а не выборочные категории. Все люди выбравшие нашу страну для жизни, должны иметь равные права. Не так, как это декларируется. А так, чтобы это было на практике так.

Читая, про ситуацию с Кашиным, мне захотелось сказать именно это. Я всецело на стороне Кашина, даже не зная, чем вызвана ситуация. Останавливать журналиста или любого иного человека таким образом, нельзя. Его не убили, а попытались сделать инвалидом на всю жизнь, это более коварная вещь. Издержки профессии.

Но я хотел бы, чтобы из этой ситуации сделали выводы все. И не только журналисты. Не только власти. Обычные люди. Пора понять, что мы все имеем право сказать, возмутиться, стукнуть по столу кулаком. И добиться своего. Нам нужна страна в которой комфортно жить и работать. Вне зависимости от вашей профессии. Утопия, но я пока в нее верю и хочу верить. Смотрите шире на вещи, сегодня новое поколение сытых волчат обкатывает свое право сильного на отдельных категориях жителей. Почувствовав кровь, они уже не остановятся. А их надо остановить, иначе мы будем жить в той стране, которую назвать своей будет стыдно.