Несколько лет назад попал на мастер-класс одной известной журналистки. Сразу после событий в Абхазии. Ее съемочная группа работала там и она возмущалась, что солдаты-срочники, еще зеленые попали в зону боевых действий. Она возмущенно говорила о том, что БТР на котором ехал их оператор перевернулся. И они могли погибнуть. Там было много слов сказано об армии. У меня снесло планку примерно через 5 минут и я был не прав в том, что не подбирая слова стал высказывать все, что всколыхнулось в душе. Очень неправ, так как надо было спокойно сказать только одну вещь, — это война и на ней убивают. Невзирая на то, кто вы — журналист или военный. Там стреляют. Там переворачиваются машины. Не в силу злого умысла, а потому что там другие правила жизни и выживания. Я не смог сказать, так как эмоции захлестнули. И выплеснулись.

Быть журналистом в России не менее опасно, чем быть военным в какой-либо стране. Нет скажу иначе, быть хорошим журналистом. У нас сегодня журналистами называют людей, которые не имеют ни своего мнения, ни точки зрения, а послушно переписывают странички, которые выдают в редакции. В профессии таких много и я не осуждаю этих людей. Они не смогли, не видели примера, сломались еще не сформировавшись как профессионалы. Для того, чтобы в одиночку выдержать давление обстоятельств надо иметь богатый жизненный опыт. Его не дают в институтах, его можно получить только вне стен учебных заведений. В идеале журналист должен получать поддержку своей редакции, защиту от нее. Сколько вы знаете изданий, которые готовы идти до конца, чтобы защитить своих журналистов? Даже пусть ценой существования самого издания? Мне хватит пальцев на двух руках, чтобы перечислить такие издания. И вы после этого спрашиваете, где качественная журналистика и где люди, которые могут высказать свое мнение?

Но даже в таком достаточно травоядном мирке, быть журналистом опасно. Люди, которые считают, что управляют чем-то, зачастую обижаются на вполне невинные фразы. Что говорить, если в технической журналистике, компании с мировым именем, пытаются устроить разборки на уровне обращений в милицию и запугивания. Передается российский воздух. В политической журналистике все намного хуже. И серьезнее. И поэтому, когда журналист не помнит о том, что каждый его репортаж, статья, могут вызвать необратимые последствия для него и его семьи, это плохо. Надо помнить и знать, что издержка нашей профессии это столкновение интересов, которые в России решаются очень просто. Ценой жизни, которая стоит не слишком много. Или ценой работы. Ценой того, что вы не сможете просто жить в стране. Это издержки нашей профессии, настоящий журналист всегда на войне. Но в последние годы, это война одиночек, которые окопались на последнем рубеже и вызывают у окружающих не восторг или уважение, а покачивание головой и фразу — сумасшедший, зачем ему это нужно, у него же семья, дети. Жил бы да жил спокойно. Мало кому нужны эти жертвы, скорее самим журналистам с обостренным чувством справедливости. Но таких людей мало и каждый раз нам показывают, что с ними случается. Прилюдно и популярно, чтобы не было желания у других, идти этой же дорогой.

И да, я снова не сдержался. Так как прочитал, что пишут о журналистике люди, которые ни черта ни понимают и первыми способны засунуть свои языки в зад, чтобы чего лишнего не сболтнуть перед лицом властей. Задело.