Меня много раз спасали, говоря мне правду.
Открывая мне глаза.
Мне от этого, правду сказать, только тошно делалось.
Во-первых, многое из этих веселых новостей я и так знал.
А что не знал, узнал бы скоро сам, без посторонней помощи.
Ничего хорошего, кроме гнусного ощущения, что кто-то чужой знает о моих тяготах, неудачах, болях, поражениях, о том, как меня предавали мужчины, как мне изменяли женщины, – и не просто знает – ах, да мало ли кто о чем знает! – но и сообщает мне об этом. Я, дескать, все про тебя знаю. И сейчас вот научу, как жить дальше.
Спасибо.

Есть такая манера: говорить гадости на правах друга.
И приговаривать, похлопывая по плечу: «Да ты цени мою искренность, да кто же, кроме старого друга, тебе правду скажет!» Тьфу.

И еще.
Самое маленькое три раза в жизни ко мне подходили разные пожилые люди и предлагали рассказать какие-то тайны. О моих родителях. О каждом в отдельности, я имею в виду.
Я отказывался.
Эти люди умерли.
И мне совершенно не жалко, что я не знаю этих тайн.

Это сказал Драгунский, сказать лучше, я не смогу, поэтому скопировал этот текст. Оригинал здесь. Если не подписаны, то срочно подписываться на его дневник. Он умничка.