На днях, когда живописал изыски нашего правительства, в тексте написал «в этой стране». Мне тут же не преминул кто-то из читателей указать, что необходимо писать и думать, в нашей стране. Мол, мы тут все живем и надо отождествлять себя с этим местом, которое наше. Не стал развернуто отвечать, но эта мысль последние дни не шла никак из головы. В этой стране или все-таки в нашей стране. Как правильно и в каком из случаев можно говорить, в этой стране. И главное, почему мы так говорим.

У Ахматовой есть стихотворение «Реквием», она написала его в 40-м году. Не буду полностью цитировать его, только последние строчки из него, -

Опять поминальный приблизился час.
Я вижу, я слышу, я чувствую вас:
И ту, что едва до окна довели,
И ту, что родимой не топчет земли,
И ту, что красивой тряхнув головой,
Сказала: "Сюда прихожу, как домой".
Хотелось бы всех поименно назвать,
Да отняли список, и негде узнать.
Для них соткала я широкий покров
Из бедных, у них же подслушанных слов.
О них вспоминаю всегда и везде,
О них не забуду и в новой беде,
И если зажмут мой измученный рот,
Которым кричит стомильонный народ,
Пусть так же оне поминают меня
В канун моего погребального дня.
А если когда-нибудь в этой стране
Воздвигнуть задумают памятник мне,
Согласье на это даю торжество,
Но только с условьем: не ставить его
Ни около моря, где я родилась
(Последняя с морем разорвана связь),
Ни в царском саду у заветного пня,
Где тень безутешная ищет меня,
А здесь, где стояла я триста часов
И где для меня не открыли засов.
Затем, что и в смерти блаженной боюсь
Забыть громыхание черных марусь,
Забыть, как постылая хлопала дверь
И выла старуха, как раненый зверь.
И пусть с неподвижных и бронзовых век
Как слезы струится подтаявший снег,
И голубь тюремный пусть гулит вдали,
И тихо идут по Неве корабли.

Обвинить Ахматову в том, что она не любит родину, точно нельзя. Но, тем не менее, она говорит, — «если когда-нибудь в этой стране». Она ощущает себя частью народа, отождествляет себя с обычными людьми, но отрицает Сталинские репрессии и режим. Возможно, что в этом и лежит объяснение. Наша страна, это общность людей, которая отнюдь не всегда согласна с теми, кто ими правит. Эта страна — это не точка на карте, это те, кто пришел к власти и правит. Если хотите своеобразная форма протеста против происходящего. Дистанцирование от людей стоящих у власти и творящих произвол под ее защитой. Могу честно сказать, что не питаю никаких иллюзий. Возможно поэтому, я и написал, в этой стране люди не стадо баранов. Я не хочу ассоциировать свою страну, нашу страну, с теми кто сегодня прикладывает максимальные усилия для того, чтобы превратить ее в нечто иное.

Была ли когда-то эта страна нашей?  Для человека родившегося с Союзе, воспитанного пионерской организацией, а затем заставшего разруху перестройки, переходные годы и развитой капитализм, эта страна никогда не была его. Как и для наших олигархов эта страна никогда не была их вотчиной. Все мы заложники того, что происходило все эти годы. Мы беженцы, которые еще не нашли свою страну, но ищут ее. Все вместе. Мы в одной лодке и кое-кому пора это осознать.

Я идеалист. И верю, что прикладывая максимум усилий, можно сделать комфортной жизнь для тех, кто окружает тебя. Твоих коллег, друзей, родственников. Страна начинается с такой малости. И никакая власть не сможет перемолоть людей, у которых не просто есть сознание происходящего, но которые знают, что могут опереться на своих близких в трудную минуту. Это вопрос самооценки. Или прогибаться по каждому поводу и дрожать в своем уголке или иметь возможность сказать, что ты думаешь о действиях конкретных людей. Не правителей на самых высоких постах. Это может сделать каждый и он будет уверен, что останется незамеченным, слишком мелкая сошка. А против тех, кто над тобой и непосредственно может повлиять на твою жизнь — зарплату, премию, карьерный рост. Банально и как обычно очевидно. Не хотел скатываться в пафос, но тема слишком задевает за живое. Меня правда иногда выбешивает то, что делают чиновники и как они обращаются с нашей страной и как следствие с нами.

P.S. Написал этот текст и продолжил читать книгу «Русский со словарем» от Ирины Левонтиной. И был сражен тем, что у нее есть глава об «этой стране». И она начинается с цитаты из «Реквиема». Вот уж неслучайные-случайные совпадения. Нет ничего обидного в фразе «эта страна», мы просто не ассоциируем себя с теми, кто управляет государством. Так было в прошлом, так есть сегодня. Язык не умеет обманывать и выдает наше подсознательное наружу.