Меня разбудил разговор на повышенных тонах. Солнце светило вовсю, заглядывая в спальню через жалюзи, а на кухне вяло переругивались. Голос Лены на японском звучал непривычно, но в нем прорывалось глухое раздражение. В ответ лилась спокойная речь ее подруги по университету, Йоко. Ни одного имени из того времени и той поездки я не запомнил. А ее помню, только благодаря созвучию с Йоко Оно.

Мое появление на кухне не прекратило перепалки, она перешла в стадию взглядов, коротких фраз и тому подобных женских штучек. За светским разговором о сне, погоде в Токио и куче других незначащих вещей, между бесконечно чужими людьми, я попытался сварганить себе чашку кофе. Йоко настоятельно мне не рекомендовала лить в него молоко из холодильника. — Оно старое и тебе может быть плохо.

Лена хмыкнула и разразилась тирадой на японском. Обо мне вновь забыли, девчонки устроили выяснение отношений, которое грозило перерасти в позиционную войну. У Йоко волнение не выдавало ничто, в то время, как Лена завелась и постепенно начинала говорить резче и громче. Щеки Йоко краснели, она тоже была готова взорваться, хотя это и не в местных правилах. Но ее испортило слишком тесное общение с Леной, не зря они снимали эту квартиру на двоих уже третий год. Здравый смысл возобладал, ко мне обратились как к третейскому судье.

- Посмотри Ельдер вот это молоко старое, его нельзя пить. Йоко тыкала меня в ряд цифр на пачке, и крутила ее перед глазами. Рассмотреть, что там изображено было невозможно. Пришлось улучить момент, чтобы выдернуть пачку и изучить цифры.

Три ряда цифр, даты. Первая дата видимо производство, последняя срок годности, оставалось еще порядочно времени до его истечения. Средняя дата была мне непонятна. Лена тут же все разъяснила в своей манере, -

- Эта идиотка считает, что молоко можно пить только один, два дня после того, как его привезли в магазин. Срок годности у него еще десяток дней, ничего с ним не произойдет. Я пью такое и хоть бы что. Она тоже пьет, когда не знает и нахваливает. Устраивать из того, что я не посмотрела дату в магазине, целую трагедию, это чересчур.

Лена была вся в этом. Когда ее просили что-то посмотреть, то она это делала. Но в своей манере. Когда вспоминала и была в настроении. Поэтому выяснение подробностей не заняло много времени. Средняя дата, это была отметка о доставке молока в магазин. Японцы оказывается аккуратисты в этом аспекте и выбирают только "свежее". Поэтому производство молока всегда начинают в 00.01, а не в 23.59, чтобы дата была как можно более свежей. И дата доставки молока в магазин также играет роль. Это национальная черта, проверять продукты питания на срок годности. Возможно, что она сформировалась под влиянием пищи, которая портится очень быстро. Не знаю.

В то утро я был предателем в глазах Йоко, мне пришлось залить мюсли "старым" молоком, которое дало бы фору многим нашим пакетикам из магазинов, и торжественно есть. Я был аргументом со стороны Лены. Йоко искренне переживала, что я скоро начну мучиться и мне будет плохо. Каждые пять минут она заглядывала мне в глаза и ждала начала моего бесславного конца. Она костерила Лену за бесчувственность и желание доказать что-то ценой человеческих мучений.

Днем мы ходили смотреть музеи, Йоко все время была рядом, чтобы подхватить мою тушку, в момент, когда "старое" молоко наконец сработает. Но ничего не происходило. Вечером потягивая коктейли в баре на 100 каком-то этаже, Йоко задумчиво сказала, - "Вы русские сильные, вас даже старое молоко не берет". Как отметила Лена, слово старое было тактично подобрано вместо протухшее. Так как утром весь сыр-бор разгорелся вокруг этого термина. Дальше разговор ушел в область того, насколько часто мы дома, едим старые продукты. Я не знал, что ответить и говорил, что это можно сделать только по незнанию. Но специально? Никогда. Йоко мне тогда так и не поверила.

Уже по прошествии многих лет, я узнал, что молочная промышленность в Японии подстроена под представления обычных японцев. Это маленькие заводики, которые кучкуются вокруг своих потребителей, чтобы доставить им только свежий продукт. Эффективность каждого такого заводика меньше, чем у больших предприятий в России или Европе. Но открой кто-нибудь большой завод, обеспечь экономию на масштабе производства и этот предприниматель вылетел бы в трубу. В силу того, что его молоко было бы "старым" уже в момент попадания на полки. Дорога в другие части страны съела бы, тот самый день, когда японское молоко из свежего и вкусного в глазах японцев превращается в "старое" и опасное.

Захотелось рассказать эту историю, так как вчера много спорили о немецком пиве. И эти истории очень тесно связаны.