Не важно, каким путем вы будете добираться до Кельна, везде вас встретит зеленая вывеска “4711  wasser”. Центральный вокзал, славящийся своими перекрытиями, сдал их кусочек для этой надписи, вы смотрите на собор сквозь ажурное плетение и в подсознании отпечатывается 4711. Выходите с перрона и в первой же сувенирной лавке, взгляд ловит горку флаконов с тем же номером – 4711. Это кельнская вода, как ее называют местные жители или Eau de Cologne, в переложении на французский манер. Во всех языках мира или почти во всех, одеколон стал словом нарицательным. Но появление кельнской воды, это история, преисполненная горьких и поучительных уроков. Она началась около 300 лет назад, но в Кельне и сегодня разворачивается ее действие. Каждый день, мошенник и спекулянт, борется с изобретателем кельнской воды, а он через своих потомков пытается отразить удар. Но силы неравны и ежегодно история меняется еще немного, на йоту, чуть. Современники продолжают борьбу, начатую их предками, каждый использует те средства, что имеет и переписывает историю по-своему. В ход идет весь арсенал, от дезинформации журналистов и туристов, до создания фонтана наполненного одеколоном. Все, чтобы поразить ваше воображение и утвердить свою точку зрения. Навсегда. Но история развивается причудливо и два конкурента, уже 300 лет не могут прожить друг без друга, они сцепились в этой схватке намертво.

В моем путеводителе по Кельну рассказывается история одеколона, которая на поверку оказывается враньем, от первого до последнего слова. Причесанной версией одной из сторон конфликта, той, что на коне сегодня.

Вся история одеколона, это взлеты и падения, маркетинг, интриги, реклама с помощью царствующих особ всех дворов Европы. Редкий случай, когда один продукт позволяет проследить не только развитие отрасли, но и судьбу компаний, людей стоявших у ее истока.


 

Закономерная цепь случайностей

От рождения этого человека звали Джованни Фарина, но по воле случая, из Рима, места где он родился, он перебрался к старшему брату в Кельн, где тот содержал небольшую компанию торгующую товарами для богатых людей, предметами роскоши. Увлечением младшего брата были духи, эссенции, запахи. Одержимость запахом вела его по жизни, из города в город, он перемещался в поисках новых ощущений. Это не было манией, но возможно, что Джованни Фарина был близок к ней. Невольно находишь в таком поведении много общего с парфюмером из одноименного романа Патрика Зюскинда, по которому сняли жестокий, реалистичный, одуряющий фильм. Еще одна случайность, в том, что консультировали съемочную группу люди, которые имеют отношение к Фарина, его потомки и сотрудники оставшейся компании. Возможно, что их вклад и позволил создать атмосферу фильма, в котором показана реальная работа парфюмера того времени.

В 1714 году Джованни превращается в Иоганна, имя изменено в угоду местным нравам, с этого момента он работает со старшим братом, а заодно занимается созданием ароматов. Был ли Иоганн Фарина первым парфюмером в городе или этой части Европы? Нет, нет и еще раз нет. Этого молодого человека не знал никто. Его работа в торговом доме братьев Фарина в том, чтобы обставить меблировкой комнаты, продавать предметы роскоши, вести дела и в свободное время заниматься эссенциями и играть в ароматы. Покупатели в качестве небольшого подарка получают платок пропитанный духами, но никакого фирменного запаха пока не существует.

Торговля предметами роскоши это отдельный мирок, в котором все знают друг друга. Торговцы в других странах высылают в Кельн и другие города свои товары, чтобы получить взамен что-то из Европы. Сроки доставки огромны, никто не гарантирует сохранности ваших товаров. Привозить фрукты из других стран, значит разорить свою компанию, это товар скоропортящийся, его почти никто не везет. Но младший Фарина нуждается в новых эссенциях для своих опытов, он испробовал все запахи родного края, ему хочется попробовать нечто новое. И вот он совмещает приятное с полезным, торговый дом Фарина начинает привозить в Кельн цитрусовые. По меркам того времени шаг неслыханный, довольно отметить, что даже местная газета “Gazette de Cologne” отмечает приход плодов, отдельными заметками, — «Фарина получили великолепный товар». А зеваки заглядывают в витрины, чтобы увидеть неведомые фрукты и, зайдя внутрь, вдохнуть их аромат.

История суха, никто не скажет, в какой из моментов Фарина увидел в запахе цитрусовых новый аромат для духов. Но это случилось, и начались эксперименты.

Для получения эссенции объемом 15 миллилитров в те времена уходило порядка 750 килограмм цветов. Обычные духи состояли из 5-6 разных ароматов, большее число эссенций в духах добавить было невозможно, так как возникала какофония запахов. Современным парфюмерам трудно представить работу в те времена, ведь не было искусственных веществ, каждый запах получали из растений, фруктов, желез животных. И добиться постоянства этого запаха было невозможно, он мог отличаться в зависимости от года сбора урожая, места и так далее. Поэтому духи, состоящие из нескольких компонентов и выпущенные в 1710 году, могли сильно отличаться от них же в 1711 году. Единства аромата не существовало. Выходом служил выпуск одно- или двухкомпонентных духов, а также огрубление запахов. Но у Фарина была иная идея, он подошел к вопросу, заимствовав идеи виноделов.
 

 

Если при создании вина можно создавать купажи из вин разных лет, то почему нельзя сделать то же самое и для духов? Уже первые эксперименты показали, что это возможно, но каждый раз надо искать пропорции компонентов, чтобы добиться того же запаха. Вклад Фарина это не введение в моду бергамота, он первым использовал запах этого растения, не пристрастие к цитрусовым, а именно создание постоянного запаха, который был неизменным из года в год.

Посмотрите на цепь случайностей, которая привела к появлению нового слова в парфюмерии. Торговля предметами роскоши, как результат, клиентура способная покупать духи и потенциально перспективный товар. Возможность закупать неизвестные широко растения, а также фрукты. Наблюдение за поведение зевак и покупателей, им нравился необычный запах цитрусовых. Попытка создать единый аромат, которая привела к появлению первых духов нового типа.

Вклад Фарина по достоинству оценили горожане, ведь с 1730 года Кельн известен не своим собором, а духами. За Кельнской водой отправляют гонцов ото всех дворов Европы. Уже после смерти Фарины, его статуя украшает городскую ратушу, этой чести удостоены все видные горожане Кельна.

С 1719 года розалии (небольшие флакончики с духами от Фарина, из дутого стекла) поставляются самым богатым людям Европы. Аромат кельнской воды становится признаком хорошего вкуса, а также изрядного состояния. Одна розалия содержала примерно 220 мл духов, а стоила как месячное жалование чиновника. В день человек мог использовать всю розалию, это было в порядке вещей. Дела Фарина процветали. Если попытаться составить список самых именитых клиентов парфюмера, то мы начнем перечислять королевские фамилии различных стран, а также первых лиц государств того времени. Чего стоят имена Людовика XV, Фридриха Великого, Наполеона. Фарина со своими духами попал точно в яблочко и пожинал плоды.

Французские мотивы  или борьба за торговую марку

Фарина не был оригинален, когда в начале 18-го века назвал свои духи «кельнской водой», многие парфюмеры поступали ровно также, ведь у них не было конкуренции в своих городах или даже странах. В то время можно было встретить венгерскую воду, барбадосскую воду. В Кельне не было сословия парфюмеров, тех, кто мог бы составить дому Фарина хоть какую-то конкуренцию.

Слово вода в названии было своего рода трюком, так как в 18 веке водой часто называли и лечебные микстуры, а  духам приписывали целебные свойства. Поэтому зачастую кельнская вода использовалась для «лечения» того или иного недуга и принималась вовнутрь. Вреда от этого особого не было, поэтому Фарина напрямую не отрицал целебных свойств своего детища, в частности, в ответ на вопрос своего клиента в 1752 году, он написал следующее, — «Лечебные свойства? Разве Eau de Cologne это не духи? Конечно, духи, и были ими всегда, но если некоторые из заказчиков по ошибке применяли духи не по назначению, то вреда это никому не несло».

В конце 18-го века появилось сразу несколько десятков производителей кельнской воды и причиной тому стали действия Наполеона. В 1797 году он отменяет Священную Римскую Империю и упраздняет все ее законы, что превращает Кельн из вольного города со своими законами, в один из городов Рейна. В городе находятся французские войска, а с этого момента прекращает действие принцип гильдий, отныне человек любого вероисповедания и профессии может заниматься любым ремеслом. И количество парфюмеров на квадратный метр города резко возрастает. Их ароматы также называются кельнской водой, по месту происхождения, что не противоречит правилам, ведь у дома Фарина нет прав на эту марку. Фактически марка превращается в определение категории продукта, а дом Фарина берет свое оригинальным запахом, плюс этикеткой с указанием происхождения духов.

В этот же год один из предприимчивых жителей Кельна, Вильгельм Мюленс решает начать производство кельнской воды. Уже в 1803 году он совершает необычную операцию, находит в Бонне человека по имени Фарина и заключает фиктивную сделку по передаче ему рецепта духов и права на использование его имени. Понятно, что никакого рецепта Мюленс не получал, так как Фарина из Бонна был всего лишь однофамильцем, а не парфюмером. Для Мюленса важна возможность использовать марку Фарина.

Торговая марка “Muhlens” существует до сегодняшнего дня, а магазин компании располагается в доме 4711, с ним связана иная история. Во время французской оккупации в конце 18 века, дома в городе не имели номеров, они назывались по фигуркам на фронтоне, либо по другим отличительным знакам. Однако французы насильно пронумеровали город, дом компании “Muhlens” получил номер 4711, и позднее также назвали духи этой компании.

В начале 19 века Мюленс пытается подстроиться под оригинальные духи от Фарина и прикладывает все усилия для этого, но и его аромат продается неплохо. В итоге он отказывается от попыток создания копии и называет воду по имени дома. Чуть позже Наполеон издает указ о том, что все лечебные средства должны стать достоянием народа, а их рецепты опубликованы. Мюленс тут же объявляет, что «4711» это всего лишь духи, а не лечебная вода и не публикует рецепт. С этого момента начинается ожесточенная конкуренция «4711» и продукта дома Фарина.

Закон о защите торговых марок появляется в Германии только в 1875 году, тогда же торговый дом Фарина получает патент на свой продукт, первым среди всех производителей. Но не название «кельнская вода», а только на использование имени создателя. Далее в ход пошли обычные средства для продвижения своего продукта. Например, форму флакона для компании в начале 20-го века разработал Василий Кандинский.

В 1924 году в Farina решают изменить логотип, отныне это красный тюльпан, который ассоциируется с богатством, роскошью, а также голландскими ярмарками тюльпанов в 1700-е годы. Тогда на них делались состояния, равно как и терялись. Луковицы тюльпанов продавались на вес золота. Небольшая гнильца и стоимость луковицы в небольшую голландскую деревню неожиданно оборачивалась разорением для владельца или огромными убытками.


 

Выбор подобного символа, это попытка создать историю, которая подкрепит положение компании. Это шаг, направленный на попытку вернуть утраченные позиции, сделать марку вновь знаменитой во всем мире. Но год выбран неверно, вокруг разруха после первой мировой войны, людей волнует будущее, а не настоящее. Продажи растут, но нет никаких признаков того, что марка снова гремит. В головах совсем другие истории. И приближающаяся вторая мировая война, делает эти попытки обреченными на провал. Марка так и не смогла оправиться и стать заметным явлением в послевоенной жизни, хотя уже 8-ое поколение Фарина руководит этим бизнесом. Успешным, приносящим прибыль, но не гремящим так, как это было в момент его появления.

Одеколон в Кельне сегодня

Не знаю почему, но кельнской водой большинство путеводителей называет аромат «4711». На доме есть соответствующая вывеска, сюда любят приходить туристы, чтобы посмотреть на выезжающие фигурки на фронтоне здания, а также заглянуть в магазин и приобрести сувенир, либо окунуть руки в фонтан с одеколоном. Советую быть осторожным, так как запах остается надолго. Это типичный запах одеколона из детства. Справедливости ради стоит отметить, что у “Muhlens” маркетинг поставлен на широкую ногу, компания заметна, в отличие от оригинального производителя духов.
 

 

В музее дома Фарины, также продают одеколон. Это настоящий музей, в котором устраивают туры на разных языках и методично напоминают, что “Muhlens” всего лишь попытался украсть имя Фарина, а поэтому вторичен. Экскурсия по дому интересна, она длится около часа, может проходить на разных языках, о времени стоит осведомиться на сайте дома Фарина, там же можно посмотреть фотографии или осуществить виртуальный тур. В качестве сувенира вам подарят книжку с историей дома Фарина, а также маленький флакончик с водой. Стоимость экскурсии всего 5 Евро, а сувениры в магазине стоят в два раза дороже. Этакая попытка привлечь на свою сторону туристов в извечном споре с Мюленсом и его детищем.
 

 

Сайт дома Фарина http://www.eau-de-cologne.com/

Эти два конкурента уже не могут прожить друг без друга, их история длится почти два столетия и продолжается сегодня. Каждый день кто-то выбирает магазин 4711, а кто-то слушает экскурсовода в доме Фарина. Два взгляда на один и тот же вопрос и возникновение одеколона. За давностью лет страсти должны были утихнуть, но этого не происходит. Компании вновь борются за наше внимание и то, кого будут называть оригинальным производителем одеколона. И тут их мнения диаметрально противоположны.

P.S. Если текст понравился, то не забываем, сказать спасибо :) Другие Минутные забавы, можно найти вот здесь - http://eldarmurtazin.livejournal.com/tag/mz