Упустил одно их показательных событий прошедшей недели, наверстываю упущенное.
Это история о том, как журналиста в лице Андрея Маркеева пустили на клуб PROCisco без приглашения, а потом попросили туда больше не приходить.
Эта тема обсуждалась во множестве мест, как в блоге у Андрея, так и ряде других изданий, блогов, давать ссылку на все не буду, это не имеет смысла. Ниже приведу изначальное сообщение, ответное письмо и краткое содержание истории.

В Cisco PR-департамент создал клуб для журналистов PROCisco, где обсуждаются те или иные вопросы связанные с компанией. Это не пресс-конференции, не публичные выступления, а клуб, где есть определенного рода обсуждения вопросов рынка, компании, продуктов. Приглашения на участие в заседании клуба именные, то есть людей туда приглашают по списку исходя из представлений компании о целесообразности такого приглашения. Подобной практики придерживается множество компаний, ранее в Intel Александр Палладин сделал нечто подобное, клуб экспертов Intel. В годы работы на iXBT посещал этот клуб изрядное число раз, часто обсуждались продукты, процессоры, которые не были объявлены, объяснялись технологии и так далее. Все на джентельменских соглашениях, что никто до часа Х ничего публиковать не будет. И все держали слово, за пять лет была одна "утечка" информации, от дома тогда журналисту, но не изданию отказали.

Клуб PROCisco возможно иной, но принцип его организации вполне понятен. Это своего рода клуб для тех, кто пишет о компании или индустрии, кого в Cisco считают важным, значимым для своего бизнеса. Дополнительная активность и только.

Собственно ситуация
. Андрей Маркеев пришел на заседание клуба со своей знакомой журналисткой, которую туда пригласили. Без приглашения пришел. Его пустили. Далее судя по письму Палладина, его задели какие-то комментарии Андрея, шуточки и так далее. Зная Андрея, могу сказать, что это обычный, нормальный, стиль поведения для него. Не вызывающий, не попытка эпатировать окружающих, Андрей такой всегда. И вот это и вызвало видимо реакцию.


После посещения клуба, Андрей получил письмо от руководителя PR-службы Cisco

Андрей,
вчера Вы без предварительной аккредитации — как полагалось — и без нашего приглашения пришли на заседание Клуба ProCisco, который мы создали три года назад для профессиональных журналистов, регулярно освещающих деятельность нашей компании. В приличном обществе так не поступают, да и сами Вы, очевидно, вряд ли были бы рады незваному гостю. Поскольку предыдущие контакты с Вами не дали нам повода считать Вас представителем СМИ, посещающим мероприятия для журналистов из профессионального интереса, прошу впредь избавить нас от Ваших визитов.
Александр Палладин,
руководитель российской пресс-службы Cisco

Андрей выложил письмо у себя в блоге и тут началось обсуждение. Например, вот здесь наиболее толковое

http://community.livejournal.com/telecom_press/366162.html

Меня больше всего умиляет то, что большинство комментаторов поставило знак равенства между пресс-конференцией и клубом. То есть мероприятия Cisco по статусу одинаковы. Но они то, не одинаковы!!! Это разные форматы и если на пресс-конференцию не пустить журналиста одно, то отказать от клуба компания вполне вправе.
Примерно то же самое, если на мой день рождения придет кто-то кого я не звал. Какого черта я должен терпеть этих в сущности милых людей? Не вижу таких причин.

Ответное письмо Палладина приведу полностью, оно довольно большое:

Коль скоро ваше издание присоединилось к тем, кто вовсю и, как правило, не имея ни малейшего представления о сути дела, комментирует мою личную переписку с Андреем Маркеевым, то позвольте и мне высказаться на эту тему.

Начну немного издалека. В нашем великом и могучем есть подзабытое слово «званый» (званый прием, званый обед и т.п.). Оно, пожалуй, точнее всего характеризует заседания Клуба ProCisco, который я учредил три года назад для тех отечественных журналистов, кто проявляет к нашей деятельности повышенный интерес и кого я бы назвал элитой той части российских СМИ, которая освещает происходящее в сетевой индустрии. Поскольку, однако, слово «элита» у нас приватизировано всякого рода самозванцами, то членов нашего клуба лучше именовать великими тружениками пера и высокими профессионалами. Так или иначе, помимо привычных пресс-конференций, брифингов и интервью, мы регулярно проводим заседания клуба, формат которых позволяет нашим гостям получить куда более полную информацию о нашей стратегии, концепциях и новинках.

Как предписывает само слово «клуб», на эти мероприятия мы приглашаем только тех, кто делом доказал свою заинтересованность в получении такой информации.

И вот 1 декабря в разгар рабочего дня журналист, дотоле вниманием нас не жаловавший (за четыре года моей работы в Cisco всего один раз, в начале июня с.г., пришел на нашу пресс-конференцию, после чего два месяца спустя опубликовал небольшую заметку и снова напрочь исчез с нашего горизонта), провожая, как он утверждает, коллегу, приходит на очередное заседание нашего клуба, где, воспользовавшись оплошностью моих помощниц, усаживается за один из столов и на недоуменный вопрос одного из членов Клуба ProCisco «ты-то как здесь оказался?» игриво отвечает: «Сам не знаю — и не очень понимаю, о чем идет речь», после чего, дабы чем-то себя занять, принялся отвлекать членов клуба неуместными репликами. А на следующий день, получив мое, не отрицаю, излишне резкое письмо (об этом — ниже), выложил его в ЖЖ, где с завидным энтузиазмом (во времена моей молодости в таких случаях говорили «эту бы энергию да в мирных целях…») нашу с господином Маркеевым личную переписку принялись на все лады комментировать люди, в большинстве своем не имеющие, повторяю, ни малейшего представления о происшедшем. При этом своей безапелляционностью авторы многих суждений напомнили мне тех моих современников, кто считал себя вправе на всю страну заявлять: «Роман "Доктор Живаго" не читал, но автора гневно осуждаю и порицаю!»

А теперь разрешите вернуться к вашей публикации. Искренне уважаемый мною Евгений Козловский, с которым я имел честь познакомиться еще в 90-е годы, ссылается на практику американских СМИ. Я тоже с нею знаком, причем не понаслышке (в первой половине 80-х работал собкором в Вашингтоне). Так вот, должен заметить, что приведенный Е. Козловским пример неудачен, поскольку между обычными пресс-конференциями и зваными мероприятиями для журналистов есть принципиальная разница, и хотя за океаном тоже встречаются праздношатающиеся журналисты (их там называют door-crushers, т.е. вламывающимися в дверь), в своем подавляющем большинстве сотрудники американских СМИ баклуши не бьют — да им этого и не позволят работодатели — и считаются с чужими правами и общепринятыми правилами поведения.

Не понаслышке я знаком и с самой журналистской профессией: прежде, чем заняться пиаром, сам более двадцати лет работал в СМИ, в том числе во флагмане отечественной печати той поры — газете «Известия». Уже хотя бы поэтому испытываю чувство глубочайшего уважения к добросовестным труженикам пера и всегда без труда нахожу с ними общий язык. Пользуясь случаем, хочу выразить не просто респект, а искреннее восхищение Светлане Черемисиной — той самой журналистке, в сопровождении которой господин Маркеев пришел на заседание нашего клуба. 1 декабря Светлана по нашему приглашению приехала ночным поездом из Нижнего Новгорода в Москву, побывала на нашем мероприятии, ночным же поездом вернулась домой и еще до полудня 2 декабря опубликовала свой материал. Достойнейший пример самоотверженности и служения делу!

И последнее. В моем представлении, те, кто отстаивает право журналиста посещать в качестве незваного гостя мероприятия эксклюзивного характера, не только игнорирует журналистскую этику и попирает чужие права, но и содействует тому, чтобы в нашем Отечестве и без того частые случаи демонстративного пренебрежения общепринятыми нормами поведения превратились в норму. Отсюда и моя реакция (признаю, не самая удачная — и на старика бывает проруха) на внезапный визит господина Маркеева.

С уважением,

Александр Палладин,
руководитель российской пресс-службы Cisco

Как мне кажется это письмо четко все расставляет по местам. Андрей после него написал письмо с извинениями в адрес Палладина.

P.S. Я знаю Сан Саныча и знаю Андрея, принимать чью-то сторону не хочу. В этой ситуации реакция Палладина была вполне оправданной, учитывая закрытый формат мероприятия. Иначе теряется его смысл. Всякий. И из клуба это превращается в проходной двор. Что и случилось постепенно с пресс-клубом Билайн, где большая часть выпивающих отношения к профильным изданиям не имеет, друзья друзей и в целом воспринимают все это как халяву (Сережа С. не заводись только, я не про тебя это написал, как ты понимаешь).

Вспомню еще одну историю. Мое знакомство с Палладиным состоялось летом, когда я ехал с дачи по Рублевке и у меня сдохла машина. Пришлось ехать в Intel не переодевшись. В этаком дачном костюмчике. Шорты, яркая рубашка. Сан Саныч хмыкнул, но вида не подал, он был в офисной одежде, очень мило познакомились, меня пригласили на пресс-конференцию. Первое официальное мероприятие я посетил в брюках с кучей завязочек, ярких кроссовках и такой же майке. Сидел в первом ряду. Явно вызывал отторжение своим видом у Сан Саныча. Но он ничего мне не сказал. Не дал понять неудовольствия своего и так далее. С моей стороны это не было провокацией, так сложились обстоятельства. Но в процессе работы я более не позволял себе таких "накладок" и мы вполне адекватно общались.

И еще одно. Если вы считаете, что вам необходимо посетить мероприятие, быть там как изданию, журналисту, то никто не запрещает договориться об этом заранее с пресс-службой и не возникать из небытия за пять минут до начала. Иначе прием может быть организован любой. Если вам так необходимо присутствовать, то договоритесь, в этом нет ничего сложного