У Голубицкого последние колонки в КТ, очень удачные.

Вот выдержка из одной из них

Смысл объективного парадокса: журналистика оперирует исключительно частными (видовыми) образами и частными ситуациями. Может быть, ей и хотелось бы выйти на иной уровень обобщения и манипулировать общими (родовыми) понятиями, но это невозможно, поскольку будет утрачен контакт с потребителем информации.

Думаете, случайно все хорошие статьи про, скажем, финансовый кризис начинаются стереотипно: Мэри Чмолинз уже 24 года работает кассиршей в бирмингемском супермаркете "Хобботс". "Ничего подобного и припомнить не могу! — Мэри волнуется, вытирая со лба капельки так некстати набежавшего пота. — Сегодня вместо положенного еженедельного чека босс вызвал меня в свой офис и ошарашил — с завтрашнего дня мы вынуждены сократить твою зарплату в три раза!".

Можно, конечно, было рассказать абстрактно о сокращении заработной платы в сети супермаркетов "Хобботс", но такое информационное пойло никто добровольно глотать не согласится. Без частной образности у журналистики нет шанса вызвать у читателя встречной эмоциональной реакции, без которой информация напрочь утрачивает свою главную привлекательность. Без эмоциональной реакции читатель банально заскучает, а затем, если это повторится на второй день и на третий, просто перестанет покупать нудный журнал (или газету), переключившись на более живые источники информации. Поскольку средства массовой информации — предприятия коммерческие, подобного они допустить не могут.

Я сознательно абстрагировался от информации, которая преподносится СМИ не из коммерческих, а из идеологических побуждений (таких тоже немало, как вы догадываетесь). Просто законы жанра едины и для тех и для других: ситуации в мире всегда подаются через эмоционально заряженную художественную образность. Образность видовую, а не родовую. В контексте идеологических СМИ, чтобы удостовериться в общности алгоритмов, достаточно вспомнить фильм "Собака крутит своим хвостом" с его "албанской девочкой", мечущейся под "сербскими бомбами" по муляжу косовской деревни [вроде бы, все-таки "Когда хвост крутит собакой", или это другой фильм? — прим. ред.].

Что же происходит дальше? Дальше читатель потребляет частную видовую образность, на основании которой формирует личные родовые представления: о городе в целом, о стране в целом, о нации в целом, об идеологии, философии, культуре в целом! Почему так? Да потому, что кассирша Мэри Чмолинз по полному шарабану 99,99% читателей! Она была нужна им (и журналистам- тоже) исключительно для формирования эмоционального настроя для последующего обобщения. В данном (выдуманном, как вы догадались) примере подобным обобщением должно стать чувство страха и подавленности из-за тотального экономического кризиса, который охватил уже не то что какой-то супермаркет "Хобботс" и деревню Брисберри, но и всю родную нашу Великую Британию!