Disclaimer. Все идеи, даты, направления развития сюжета являются плодом воображения автора и не имеют никакой реальной основы. Одним словом враки.

Москва встретила их неприветливой погодой, на душе скребли кошки. За окном проносились щиты с рекламой Nokia, разверстая длань с факелом и каким-то телефоном Samsung, промелькнула как марево и исчезла в снежной поземке. Привидится такое же, подумал Дик, размышляя о том, что придется говорить сотрудникам. От этой мысли улыбка невольно наползла на лицо, растянув уставшие мышцы. Условный рефлекс, от которого уже не избавиться. Это мой крест, мои сотрудники, я должен заражать их оптимизмом. Пролистывая отчет о продажах в России, Дик не испытывал ни капли оптимизма. Падение заказов, падение доли, падение везде. Как мы могли проморгать и этот рынок? Понимаю, тот же Vodafone, они не любят нас американцев, сделали все в пику мне, чтобы только досадить. Но здесь какая проблема, надо разбираться на месте, походить, подышать воздухом, осмотреться. Что-то надо менять. Мысли закрутились в привычном русле, достав недорогой Parker, Дик стал набрасывать на заднем сиденье автомобиля план спасения отдельно взятой страны.
В это время встречающая сторона переживала, что рекламные агентства не успели выставить ни одного щита по пути следования высокого гостя. Ни одной, даже самой завалящейся рекламы не было. Отдел сидел в полном составе и составлял список того, что мешает работать. В предыдущие дни руки не доходили до этого важного документа.
В понедельник опять забилась кофе машина и ее чистили почти все. После того, как ее почистили, вкус кофе изменился и до обеда пришлось пробовать что не так. Найти причину не удалось, так и ушли на обед не солоно хлебамши. Во вторник приезжали партнеры, они опять что-то просили, но уехали ни с чем. Странные, как можно обсуждать цены на будущее, если их только в среду собирались начать обсуждать в отделе. До этого момента надо было собрать данные по розничным продажам, но Андрей опять забыл это сделать. Снова пришлось скопировать цены из отчета GfK Rus, добавить по памяти данные продаж и убедиться, что все не так плохо, как  в отчетах Оли с таможни. Мысль о том, что Олины отчеты надо засекретить оказалась приятной, ее обсуждали весь четверг и часть пятницы. За практической невозможностью реализации, от нее решили отказаться.
Но сейчас шло обсуждение того, что мешает жить и работать, порвать конкурентов на тряпочки. Большинством голосов решили, что вписывать конкурентов как таковых стратегически будет неправильно. Не в силах Дика убрать их с рынка, поэтому сосредоточились на приземленных вещах. Идеи возникали спонтанно:
- Давайте попросим больше денег на рекламу, вон iPhone как рекламировали, что его накупили все операторы. Мы так наш Пупземельный коммуникатор-ДВА прорекламируем, кого надо подмажем, купят его больше, чем в других странах;
- Проблема у нас одна, это непонимание народом нашего продукта. А продукт у нас один, это телефон. Любой. Не надо никаких сегментаций. Надо не мудрствуя выйти к народу и сказать, что мы с ними, что наш продукт красив. Голосую за внесение пункта — бюджет на общение с народом. Считаем так, аренда в Пушкине столика на 5-6 персон в течение всех рабочих дней. А, вон Колька тоже за народ, предлагаю добавить туда еще и столик в Галерее, мы сможет убедить как минимум 100 лидеров народного мнения, что наша компания с ними;
- Мы не вывозим дистрибьюторов бухать зарубеж. Это основная проблема, у нас нет доверительных отношений. Вон Nokia возит их постоянно, думаете почему они ее покупают? Исключительно по этой причине. Надо бюджет на конференцию, и бить по чувствам. У всех кризис, а мы на Маврикий их, так чтобы мало не показалось.
- Нас не слышат наши коллеги в Лондоне. Когда мы просим прислать деньги, они начинают издеваться и спрашивают что-то о продажах. Так продолжаться не может, их уже не устраивают отчеты GfK, компании с признанным мировым опытом и экспертизой. Что-то талдычат о заводе, количестве поставок, данных Оли, все-таки вопрос с Олей надо решать ребром. Либо мы, либо она. Работать в таких условиях решительно невозможно, они доводят нас до стресса.
- Мы должны забрать доли уходящих компаний, для этого нам нужны бюджеты. Пусть они инвестируют в нас деньги. А мы потом отдадим их в виде закупок обордования, мы поднимем продажи на новый уровень. Помните, утром деньги вечером стулья. Так и мы, сначала бюджеты, а потом продажи. А то привыкли на нашем горбе продавать все, а мы тут крутись.
Галдеж продолжался долго, но с каждой минутой машина Дика пробиралась все ближе и ближе. Волевым решением Кристина разгладила лист, написала цифру один и крупно обвела ее кружочком. Тяжело обвела всех сидящих и веско сказала. Вначале мы должны потребовать спокойствия для нас, хотят продаж, должны понимать, что все держится на нас и только на нас. Никаких увольнений в период кризиса. Мы должны быть единой командой. Второе — нам нужны деньги, не завтра, а сейчас. Мы теряем рынок (отдел начал галдеть, но Кристина обвела всех вглядом и с нажимом продолжила) — да мы теряем рынок. Пора признать очевидные вещи. Наша реклама теперь размещена не во всех глянцевых журналах, пиар компания обнаглела и требует за работу больше, мы ушли с телевизора. Это тяжело говорить, но если так пойдет дальше, у нас не будет рекламного бюджета совсем. Нам же нужен этот бюджет, сказала она, задержав взгляд на каждом.
Просить бюджет вот так нельзя, будем просить эксклюзивно продукты, чтобы нам давали их раньше. Тогда и будет уместно сказать, что для неизвестных продуктов нужна рекламная поддержка. Начался галдеж и список стал заполняться различными требованиями пролетариата в адрес руководства.
Дик же составлял свой список. У него не было понимания России, этой загадочной души, только отчеты составленные по отчетам GfK, непонятная записка из отдела продаж в которой указывалось рассхождение между цифрами производства, поставок и отчетами по продажам. Его не волновали детали, он продумывал План. Ни больше, ни меньше, а План с большой буквы П. В каждой строчке этого Плана заключались годы учебы, его опыт, его дух. Надо было придумать звучное название и он стал вспоминать что-то русское по духу. Эй ухнем? Слишком народное, это не пойдет. И тут из закоулков памяти всплыла программа спасения России за 100 дней, виденная давным давно по ТВ. Не оригинально, но русским будет это близко. И по привычной манере исправив 100 на 120 Дик записал, - "Завоевание рынка за 120 дней". Исправление цифр на +20 процентов никогда не подводило Дика в жизни. Когда ему говорили, что необходимо продать 100 DVD-плееров, он рапортовал о продаже 120. Пусть и приходилось лишнее количество распределять по друзьям и знакомым работников компании, а стоимость вычитать из их бонусов. Правило плюс двадцать работало, это было секретное оружие Дика.

P.S. Не знаю буду я этим еще развлекаться или не буду дописывать. просто настроение было, сидя на балкончике вот такой ерундой помаяться. Побежал на машинках кататься :)