Постоянно сталкиваюсь с таким явлением как самоцензура, когда авторы могут написать нечто острое, имеют все факты на руках, равно как и доказательства, но в последний момент не решаются. И вместо ударного материала выходит нечто неудобоваримое, с какими-то неясными намеками, хвостами былых фактов и другими остатками былого, но невидимого великолепия. Проблема именно в самоцензуре, когда журналист начинает считать, что за такой материал ему не скажут спасибо, а пуще того поругают. Доходит до смешного. Относительно безобидные материалы не появляются, так как автор и редактор в унисон "пугаются" и стараются смягчить. Расскажу историю моего друга. У него небольшой завод производящий пластиковые штуки. Что и как не так важно. На заводе есть множество проблем, как с организацией труда, так и качеством самих работников. Разгребая авгиевы конюшни, мой товарищ хотел, чтобы эти вопросы поднимались в местной прессе (две газеты в городе есть). Причем поднимались честно. Чтобы была опорная точка, от которой отталкиваясь можно было сравнить с достижениями через какой-то срок. Вышел по факту анекдот.
Журналисты двух изданий отказались писать правду. Это могло не понравиться владельцу завода (то есть тому, кто это инициировал и сам же об этом им сказал), работникам завода и куче других людей. То есть фактически сыграл фактор самоцензуры, хотя казалось бы дан карт-бланш, начинай работать, ругать, благословление владельца дано. И так происходит очень часто.
P.S. В моем случае элементы самоцензуры также присутствуют. Очень часто УГ заменяется на "крайне скучное устройство". Что сути не меняет. Но давить тему, из-за чье-либо возможной реакции, - нет, до этого мы еще не докатались и надеюсь не дойдем.

А что вы думаете о самоцензуре? В вашей работе она есть?