Эта история произошла на самом деле, обросла множеством подробностей, смешных придумок, но признаюсь честно, что меня там не было. Однако на моей памяти она была рассказана по меньшей мере около ста раз, из них порядка десятка рассказов приходятся на мой счет. Первоисточники уже давно путаются в показаниях сами, год от года, история обрастает все новыми подробностями. Какие-то уточнения или новые прочтения интересны, какие-то все больше запутывают. Поэтому буду придерживаться канонического прочтения истории, иногда отступая от фактов, которые все равно не наблюдал. Это симбиоз всех пересказов собранных вместе. Поэтому участников прошу не ругаться на отдельные детали, благо общая канва мной сохранена без изменений.

Однажды финская компания Nokia решила отправить очередную группу российских журналистов в пресс-тур. Занятие это суетное, каждый раз надо определять для каких средств массовой дезинформации проводится мероприятие, выбирать методом научного тыка журналистов и вывозить их заграницу. В Nokia постоянно ротируют пул журналистов участвующих в поездках, поэтому прикоснуться к финским продуктам в прямом и переносном смысле могут многие и многие. В тот пресс-тур ехал глянец с редкими вкрапления гламура и затесавшимся Russian Mobile. Команда сплоченная, но не без новых лиц неизвестных ни организаторам, ни другим участвующим. Новые, свежие лица, это прекрасно. Можно рассказать в сто первый раз заезженную историю и не наткнуться на скучающий взгляд, использовать все кладези накопленных за годы поездок историй. Одним словом веселиться. Новеньким стал молодой журналист из Ом’а. После этой поездки журнал закрылся через месяц и перестал выходить. Что тут рука Nokia или стечение обстоятельств, история умалчивает.
Надо понимать, что отправляясь в любую европейскую страну с Nokia, вам придется ехать через финку, если вы не обладатель иного Шенгена. Визы оформляются просто, но обязательна ночевка в Хельсинки. В Nokia стараются не злить таможню и посольство, поэтому мощная кучка журналистов поехала проторенной дорогой. Те, кто был в Хельсинки больше одного раза, знают что этот город относится к так называемым городам одного дня. За день вы посмотрите все, что можно только вообразить, на второй заскучаете, а на третий запроситесь обратно на родину. Думаете, почему так популярны алко туры у Скандинавов? Они то находятся там все время и изредка вырываются на волю.
Слово "зажечь" и Хельсинки ассоциируются плохо, тихо и поистине с нордическим характером, никаких эксцессов.  Журналист из ОМ’а (назовем его для простоты Иваном) был впервые в этой буколическом пейзаже и его душа требовала широкой русской гулянки. Он подбил на нее одного проверенного годами журналиста и они отправились искать горючку. В восемь вечера. Для людей понимающих — восемь вечера и покупка спиртного в Хельсинки это примерно как искать снег в Сахаре круглый год. Но вместо выпивки они нашли пьяного финского парня. Логика Ивана была железобетонной. Если фин пьян, значит он где-то напился. С таким аргументом спорить было нельзя. Финна утащили в номер гостиницы пытать, чтобы он выдал рыбные места, то есть адрес магазина, где можно отовариться.
По дороге к гостинице шатающийся финн что-то говорил на малопонятном английском, трезвые (пока трезвые) русские журналисты успокаивали его. Иван тихо вслух жалел, что не привез пытошные инструменты и тащил финика за рукав, чтобы он шагал быстрее. В холле отеля они тихо просочились к лифтам и поднялись в нумера.
Пытка виски показала всю бесплодность попыток. Фин говорил все хуже и хуже, переходил  с английского на родное наречие, что делало его речь и вовсе невразумительной. После опустошения первого мини-бара пытки отрицательно сказались на тех, кто пытал. Оставив кучу маленьких и пустых бутылочек, пошатываясь они переместились во второй номер. Там был еще один мини-бар. На расправу с ним ушло порядка 20 минут. Иван хмурился все больше и больше. В итоге подошел к шкафу и достал свою холщовую сумку. Оттуда был извлечен бутылек вискаря со словами, -
"Вот для себя хранил, пейте сволочи".
К часу ночи виски был допит, финский парень говорил на каком-то более понятном наречии, все обсуждали свои проблемы, друг друга никто не слышал. Тут Ивана посетила мысль, что такой душевный парень как Оли, не может уйти домой просто так. Хотел ли он уходить никто не знал, но Иван решил, что пора и честь знать. Но русский человек не может отпустить иностранца на его родине без подарка. Поэтому он подарил ему картину. Немаленькую такую картину, натюрморт, снятый со стены над кроватью. Принадлежность картины отелю не была беспорной. Видимо в голове Ивана были железные аргументы. Номер мой, значит все что в номере также мое.
Фина замотали в его шмотки, всунули картину и отправились на улицу, провожать. В холле отеля консьерж попытался настоять на принадлежности картины отелю. За что и был бит Иваном. Там же у стойки. Фин пытался отдать картину и вмешаться в побоище. На чьей стороне неизвестно, так как второй журналист всовывал картину обратно и кричал, - "Оли это твоя картина, не волнуйся, не надо, у этих капиталистов в каждом номере есть, не обеднеют от одной". Полиция через пять минут застала живописную картину.
Пьяный фин в обнимку с картиной сидел с Иваном на ступеньках и пел народную песню. Иван пел что-то о елочке. Второй журналист рассматривал консьержа и прикладывал кулак к его лицу. Говоря примерно следующее:
"Ну посмотри дурья башка, как он мог тебя так ударить? Ну вот видишь ты сам споткнулся, не бил тебя никто. Понимаешь? Ни-к-то не бил тебя".
Консьерж был несогласен, всех выгнали на улицу, но нечеловеческими усилиями конфликт был улажен. Из гостиницы пришлось съехать. Иван долго и пространно извинялся и обещал вести себя хорошо. Его не стали возвращать на родину, но поставили на вид. С утра Иван вел себя тишайшим образом и вся группа отправилась в Рейкьявик. Это была предыстория. А вы что думали, пьяным русским дебошем можно кого-то удивить?

Культурная программа пресс-тура включала посещение журналистами гейзеров. Красивое место, дорожки с низкими веревочками ограждения, смотровые площадки. В тот день было прохладно. Иван вел себя наилучшим образом, у девочки из PR-агентства спрашивал разрешения на каждое свое действие. Выглядело это презабавно, журналист проникся ответственностью момента и искупал свои прошлые грехи.  Когда прозвучала команда "по машинам" Иван решил сходить по маленькому. Благо и туалет был метрах в тридцати. Испросив разрешения он кинулся к заветной будочке. Подумав, что люди в небольшом микроавтобусе будут ждать его, он решил перейти на бег, заодно и срезать дорогу к будочке. Иван бежал напрямик, легко перепрыгнув низкую веревочку ограждения он как стаер буквально летел к финишу. И тут на глазах всех журналистов сидящих в микроавтобусах тело Ивана взлетев в воздух с громким чпоком врезалось сквозь тонкую корку в гейзер. Корка была сломана, вверх летели оранжевые комья, крик Ивана был подобен вою собаки Баскервилей. До туалете он не добежал каких-то пять метров.

Спасали Ивана бодро. Его вытащили из гейзера, который оказался холодным, на его счастье. Микроавтобусы уехали на пресс-конференцию, русская группа осталась у гейзеров. Водитель ходил вокруг Ивана говоря, что не повезет его в автобусе. Ноги Ивана были оранжевого цвета, от него несло сероводородом, как будто он облился ведром тухлых яиц. Катастрофа не затронула только его волосы. В итоге водитель сжалился и нашел брюки в которых возился с машиной. От них не пахло, но они были в машином масле. Обувь пришлось выкинуть.
Размер шофера был около шестидесятого, размер Ивана 40-42. Завернувшись в брюки Иван понял, что они не держатся. Водитель помог и тут, найдя где-то кожанную веревочку. Представили картинку? Босоногий паренек, с голыми пятками завернутый два раза в брюки с подвязкой и с красной майкой поверх на которой нарисован серп с молотом и дополненный надписью "СССР жив". Костю был готов, открыв окна русская группа отправилась на презентацию.
У дверей изысканого ресторана гостей встречали топ-менеджеры компании, здоровались за руку. В качестве последней звезды выступал Иван. Все уже слышали историю о происшествии на водах, но не представляли ту картину, что их ждет. Из автобуса выскочил первым Иван и отправился внутрь. Его гнало не желание приобщиться к новинкам, а банальный холод и ощущение тепла внутри кабака, плюс возможность выпить хоть что-то для сугрева. На его беду, ему решил проявить сочуствие вице президент компании Nokia. Он протянул руку и стал говорить пространно о том, что со всяким случается и не стоит расстраиваться. Он смотрел Ивану в глаза, а тот каждую секунду замерзал все больше и глаза становились очень печальными. Через 30 секунд он не выдержал и извинившись влетел внутрь. Его путь был подобен комете, люди раступались перед ним. Непонятно, что било по их чувствам, парень в рубище или запах исходивший от него. Но это работало. Иван стал звездой того дня, как впрочем и наша девчонка из PR-агентства.
К ней подходили все и говорили следующее, сочуственно улыбаясь и понизив голос до шепота. —
- Крепись, нам теперь понятно, как вам тяжело работать в России, если глянец у вас такой, представляем что деловые издания вытворяют. Держись.
Это было смелое решение Ивана не портить презентацию для русской группы, не остаться в автобусе, а пойти со всеми вместе. Он был один в толпе, но одновременно с этим центром внимания. Окончание истории скомканно. До конца поездки Иван не пил и переосмысливал жизнь. В Москве он тихо ушел к такси и больше его никто из участников той поездки не видел. ОМ исчез и исчезла необходимость куда-то звать этот глянец. Девочка пиарщица отдыхала три или четыре дня, отпаивая себя виски и приговаривая, — "никакого глянца в ближайший год". Зато теперь эта история гуляет по нашей профтусовке в различных вариациях.
P.S. Следующую историю расскажу о господине Ж., его сольном выступлении в Амстердамском порнотеатре и тому, чем закончились посиделки в кофе шопе. Все истории реальны, как и всегда :)