Давно не было минутных забав. Эти написаны под впечатлением от прогулок по Берлину. Этакая смена декораций, что дает пищу для размышлений и заставляет думать.


Живя по заведенному распорядку вещей сложно выбраться из шаблона одних и тех же действий, мыслей, ситуаций. Приехав в незнакомый город мы вооружаемся картой или путеводителем и идем вслед за сотнями таких же незнакомцев изучать достопримечательности. Новизна ощущений скрадывается банальностью этого опыта, многие это видели, есть что обсудить, но настоящим откровением наши «открытия» не становятся. Мы истосковались по временам открытий, когда можно было шагнуть за порог собственного дома, преодолеть себя и найти много неизведанного. Туризм сделал путешествие в неизвестность максимально комфортным, с расписанием всех достопримечательностей, примерным временем осмотра и детальным рассмотрением маршрута. В нас остается не аура города, а оттиск достопримечательностей, которые кто-то посчитал значимыми для приезжающих иностранцев. В Берлине вас потащут в Пергамский музей, модное место в котором принято смотреть скульптуру. На музейном острове есть и другие музеи отмеченные в путеводителях, рядышком находится «здание на рву», кажется перевод звучит именно так. Оно не отмечено никакими специальными пометками в путеводителях. В мире туристических маршрутов оно не существует, словно истерто из памяти гидов. Бредя сквозь палую листву к историческому музею можно увидеть это здание. Красиво, но без особых изысков, нет очередей, нет никаких вывесок. В стекла видна графика какого-то художника, две комнатки заполненные до отказа его работами. Проходящие мимо, так и спешат отметить в своем маршруте следующий пункт, игнорируя возможность открыть для себя неизведанное.

Решись они прервать размеренное движение и открыть двери здания на рву, как перед ними откроется множество тайн, приоткрывающих дух города. Красивая лестница, на которой легко представить гостей спешащих на спекталь в театр, который здесь располагается и поныне. Вверху воображение рисует хозяйку вечера, встречающую гостей, пары мирно фланируют по корридорам здания. На стенах лепка, люстры горят электрическими рожками, перекликаясь игрой света с хрустальными подвесками.

Поддаешься этой игре и идешь по второму этажу заглядывая в комнаты. В гостиной накрывают на стол, вечером будет корпоративная вечеринка, это крыло отдали для таких развлечений. Чуть дальше идут прослушивания девочек, они декламируют стихи, на двери вывеска, что стоит соблюдать тишину. Пятишься на цыпочках обратно.

В другой анфиладе комнат сохранилась узбекская чайная, ее привезли на выставку, да так и оставили навсегда в Берлине. Запах трав, чая с чабрецом бередит воображение, а еще всепоглощающий запах шафрана. Сколько таких осколков своих культур осело в других городах, привезенные на немного, а ставшие частью города. Не знаю, но подобные открытие не так редки.

Вот и за слудеющий дверью скрывается кухня на которой видны русские самовары, на двери вывеска с календарем на следующий год на русском языке. Людей нет, дверь нараспашку, так и мнится, что это наши соотечественики заведуют этим местом. Не думаешь о разгильдяйстве, халатности, скорее рождается смутная гордость связанная с широтой души, не жалко показать, не скрываем, гордимся. На родине реакция была бы другой.

Думаете открытия на этом заканчиваются? За изгибом корридора небольшой музей, чистили реку, ремонтировали здание и нашли множество вещей. Ничего ценного, предметы обихода. У витрины с проржавевшей железной штукой, читаем locher. Игра в аналогии заставляет представить, что это часть замка, благо lock на английском созвучен. Чем-то предмет похож на замок, есть поворотный винт, но непонятно куда вставлять ключ. Мнения разделяются и у пожилой пары немцев, невесть как оказавшейся здесь спрашиваем, что означет locher. Произношение не позволяет им понять нас, но мы волочим их к стенду. Они не говорят на английском, но разыграв пантомиму объясняют, что перед нами дырокол, обычный дырокол. Представляете? На стенде лежит ржавый дырокол с датировкой 20 века. Год выпуска неизвестен, сколько был в воде неясно, как туда попал также вопрос.

Воображение разыгрывается и рисует разные варианты событий. Офис окнами выходящий на реку, весеннее солнце, открытое окно заложенное дыроколом, чтобы свежий воздух гонял листы по комнате. Порыв ветра, и вот случайно locher летит в реку. Либо он невовремя оказался под рукой у хозяины конторы, когда он узнал о срыве контракта. Сорвав злость на нем, он запустил его в тартарары и разбил попутно окно. Историй много, не одна из них не претендует на реальность, это игра воображения.

Хотите еще примеров того, как мы живем в шаблонах и не хотим из них вырываться, добровольно продолжаем находиться в знакомой обстановке, не пытаемся улизнуть в неизведанное. Около 20 человек попало в студию для раскраски медведей. Самая настоящая студия художника, он рядышком в соседней комнате занимается своими делами. У всех нас есть фотоаппараты, все мы щелкаем без остановки и в большинстве случаев только медведей. У нас задан шаблон, мы здесь в этой точке времени и пространства для того, чтобы раскрасить своего медведя. Окружающая мастерская играет роль декораций для нашего медведя и только.

Думаете комната стерильна и в ней ничего нет? Вокруг разбросаны кисти, законченные работы, наброски, ватман, книги, журналы, скрепки, краски и куча всего остального. Заглядываешь в соседнюю комнату и видишь как весь стол покрыт мелким слоем писем, визиток, других клочков бумаги. Живое помещение, в котором не только и не столько раскрашивают медведей. Они дают возможность художнику жить, а вот работает он больше над другим. В суете нашего расписания и раскрашивания мишек, большинство не замечает этого, рассматривает студию как декорацию, а кто будет фотографировать декор, отбрасывая главное? Но вопрос ведь в том и состоял всегда, что считать главным, что второстепенным. Не ограничивайте себя, не обделяйте ваше воображение узкими рамками предложенной программы. Поиграйте с ним и увидите, как много неизведанных вещей станет знакомыми в вашей жизни. Открытия ждут вас везде, стоит только присмотреться внимательнее и позволить им найти вас.