Снова разговор о журналистике — примеры приветствуются по теме :) 

Открытым остается вопрос, считать техническую журналистику неким особым подвидом или такое разделение искусственно. Если смотреть на российские учебные заведения, то технической журналистики не существует, такой дисциплины нет, о ней не говорят. Бытует мнение, что освоив навыки, приемы работы в целом, не составит труда представлять технические материалы на хорошем уровне. Это, правда и примером такого издания может служить, например, Компьютерра. Издание пишет о технических новинках, науке, различных событиях – оно многогранно и популяризует науку, технику. Журнал давно перестал работать в нише компьютерных изданий, чем, и ценен своим читателям. С другой стороны есть множество газет, журналов, которые видя интерес аудитории к техническим новинкам, стараются писать о них. Наилучший способ для этих изданий найти журналиста специализирующегося на технике и работать с ним. Пусть он и предлагает свои услуги множеству изданий. Причина этого проста – необходимо специализироваться в технике, разбираться в ней, чтобы не выдавать ошибочные тексты, суждения не соответствующие действительности. Нельзя быть специалистом широкого профиля, для журналиста необходим фокус, ровно также как и для издания. Разобраться в предмете не всегда легко и требуются месяцы, а иногда и годы труда на понимание того, что и как работает. В отсутствие специализации подобное самообразование не нужно, избыточно, как результат, никто и не тратит времени на него.

 

Как начиналась техническая журналистика в России

В 1803 году Академия наук  принимает новый регламент, в котором сказано о просвещении и распространении практических знаний, то есть популяризации науки. С 1804 года начинает выходить «Технологический журнал». Периодичность журнала четыре выпуска в год, каждый выпуск это книга среднего размера, подобный формат был привычен в те годы. В 1815 году журнал меняет название на «Продолжение технологического журнала, состоящее из Ученых известий, имеющих предметом приложения учиненных в науках открытий к практическому употреблению», его выпуск продолжается до 1826 года. Тираж издания 624 экземпляра в первый год, затем он падает до 325 экземпляров. Редактором журнала на протяжении всех лет был один человек – академик Василий Михайлович Севергин, который тщательно отбирал материалы. Основным критерием для выбора статей стала их доступность широкому читателю, популяризация как практических, так и теоретических знаний. Это не технологическое издание, не журнал для профессионалов. Например, «Горный журнал» специализировался на профессиональном описании методик добычи ископаемых, приемов работы и тому подобном, он не был интересен широкому кругу потребителей.

На примере «Технологического журнала» можно вывести основные критерии такого издания:

  • Аудитория – образованные люди, все общество, неспециалисты;
  • Материалы популяризуют науку, описывают последние исследования, тенденции, опыты;
  • Статьи создаются учеными для неподготовленных в конкретной области читателей;

По духу к «Технологическому журналу» сегодня наиболее близок американский “Nature”, в России подобных научно-популярных изданий о науке на серьезном уровне не существует.

 

Кто пишет для технических журналов?

В большинстве мировых журналов посвященных технике пишут на эти темы люди без профильного образования, не инженеры или технические специалисты. Попросту дилетанты в технике. Объяснение этому очевидно, читатель не готов воспринимать техническую информацию на уровне инженеров, он хочет получить адаптированный текст. Другой причиной отсутствия инженеров среди журналистов является распространение бытовых приборов, технологий. Мир наводнен технологиями, которые мы выбираем с позиции потребителя. Немногие знают, как работает их мобильный телефон, но почти все его используют. При выборе такого устройства для человека на первый план выходят различные параметры: привлекательность внешнего вида, время работы, наличие большого экрана и так далее. Поэтому можно говорить о том, что техническая журналистика стала в какой-то мере прикладной, либо бытовой. Это жизнеописание приборов, что было немыслимо в 19 веке, тогда не существовало рынка подобных устройств или чего-то сравнимого. 

В журналистике центральной темой является человек во всех его проявлениях, даже события природы волнуют нас в приложении к человечеству. Читая про черные дыры, мы постоянно натыкаемся на фразы о том, как они могут повлиять на нашу солнечную систему, либо на Землю, хотя вероятность такого события ничтожна. Исследуя вопросы времени, читаем о возможности путешествий в прошлое или будущее. Все темы связаны так или иначе с человеком, хотя порой такая связь не очень сильна.

В технической журналистике исследуется взаимодействие человека и техники. Главным вопросом становится, насколько описываемая техника удобна, хороша для человека, что она несет по сравнению с предыдущими образчиками. Героями технической журналистики становятся технологии и устройства, но в аспекте применимости человеком.

Какими основными знаниями должен обладать технический журналист в таком случае, помимо умения писать статьи?

Он должен ориентироваться в технике, среди однотипных устройств и выделять те, что лучше справляются со своими функциями, те, что работают не так хорошо. Уметь сопоставлять реализацию различных функций на уровне пользователя и только. Никаких специальных знаний не требуется.

Хочу сделать ремарку. При описании серьезных технологий, где не обойтись без соответствующего образования, издания предпочитают обращаться к профильным специалистам и затем «причесывать» их текст, делая его научно-популярным. Это наилучший подход, который гарантирует точность информации, ее непредвзятость и максимальное соответствие научным представлениям. Журналист даже специализирующийся в какой-либо области не имеет в ней научной степени и не сможет в полной мере раскрыть тему. Редкие исключения, лишь подтверждают это правило.

У вас наверняка уже сформировался образ просвещенного дилетанта, это наш технический журналист. В дилетантизме нет ничего страшного, это норма для журналистики. Более того, это необходимость. За свою карьеру журналиста мне случалось получать различные упреки. Одни читатели сетовали на техническую сложность текстов написанных инженером для инженеров. Другие утверждали, что читать настолько технически безграмотные тексты невозможно. Конечно же, это происходило одновременно и относительно одних и тех же текстов.

Причина подобной критики очевидна. Журналист пишет не для инженера, врача, слесаря, школьника, а сразу для всех. Нельзя выделить конкретного человека и написать для него статью, в этом случае она превратится в письмо и, заклеив в конверт, вам надо будет идти на почту. Существуют научные термины,  которые общеизвестны и применяются всеми, их значение понятно. Есть термины, смысл которых массовым читателем воспринимается неверно, но стал общеупотребимым (знаете такие термины? Пожалуйста, напишите в комментариях). Можно бороться с ветряными мельницами и насаждать правильное написание, объяснять один и тот же термин сотню раз. Это благородная миссия, но она не увенчается успехом, если ваши коллеги по цеху не примкнут к вам. Для журналиста и его материалов подобные исправления сложившийся реальности вредны, тексты теряют легкость, возникает путаница в сносках, головах читателей, теряется нить. Хотите бороться с неверной трактовой терминов, создавайте отдельные материалы об этом, но не пытайтесь выплеснуть свою борьбу в каждый текст, это приедается, надоедает читателю.

Обвинения в непрофессионализме самое распространенное со стороны читателей «знающих». Реагировать на подобные заявления не стоит, они не имеют никакой ценности. Ориентируйтесь на оправданную критику, когда вам показывают, в чем ваш материал неверен, отчего он искажает факты, события и действительно ли он это делает. Например, критика вот такого рода мной не воспринимается:

 

«Очень познавательно читать опусы тов. Муртазина – раздувающего щеки мегоэксперта по мобильной тематике. Иной раз ему мерещиться, что он владеет литературным языком, и пишет увлекательные статьи – яркие, полные искрометного юмора. Иногда ему кажется, что он ни-и-иб#ццо великий знаток техники, и он предпринимает отчаянную попытку «простыми словами» донести до обывателя то, чего сам толком не понимает, так сказать, открыть перед читателем свой, одним словом, кладезь знаний.
А сам, при этом, не владеет даже элементарной терминологией.
Например, такое вот красивое и безобидное слово «кэш» (не в смысле «нал» или «бабки»).

Читаем у Муртазина в обзоре N80:

«Основной проблемой для коммерческих Nokia N80 (в прототипах она отсутствовала) стала организация работы файлового кеша. При сколь-нибудь значительной нагрузке (например, музыка и браузер) смартфон просто выгружал из памяти приложение, которое было в фоне.
Собственно, вся нестабильность и была обусловлена именно этим фактом.»

Или вот из обзора Z8:

«К явным минусам можно отнести тот факт, что «мягкая» перезагрузка осуществляется выниманием аккумулятора. Организация памяти спасает вас только в том случае, если дисковый кэш не содержит какой-либо программы, которая и заставила вас вынуть батарею. Тогда аппарат может войти в бесконечный цикл перезагрузок, и единственным выходом станет «жесткая» перезагрузка с очисткой дискового кэша»

Похоже, кто такой Кеша, и с чем его едят, Эльдар так до конца и не понимает. Как и не понимает, как иной раз смешно выглядит его раздувание щек и попытки с умным видом рассуждать на темы, в которых он разбирается как детсадовец в дифференциальных уравнениях».

 

Любопытно, что основным улучшением следующего поколения аппаратов после Nokia N80 стало улучшение файлового кеша, о котором написано в большинстве документов Nokia. «Знания» одного читателя, который к тому же «специалист» и придерживается буквы термина, но не понимает его в данном случае, можно смело игнорировать. Главное, что большинство читателей понимает вас и то, что вы хотели сказать.

 

Не надо бояться быть дилетантом – это норма для технической журналистики. Бояться, надо совершать ошибки и не исправлять их, не признавать.

 

Основным достоянием технического журналиста становится опыт. Работая с однотипными устройствами, либо в одной и той же сфере (например, операторы и услуги), вы вольно или невольно через пару лет начнете ориентироваться в рынке от и до. Не страшно, что первое время из вашего внимания будут выпадать примеры из прошлого, вы не будете их банально помнить и иметь возможность провести параллели. Это нормально. Когда ваши читатели будут указывать вам на это, не надо выкручиваться, делать вид, что вы знаете все и так, а написан материал без упоминания упущенного события «со смыслом». Не нужно словесной эквилибристики. Поблагодарите ваших читателей, это самое ценное, что они могут вам дать, — свой опыт. Учиться у читателей не зазорно, а нормально для хорошего журналиста. Вы не можете обладать всеми знаниями в своей области, как бы мала она не была. Многие вещи, события забываются, и порой приходится их освежать в памяти. Но держать в голове все факты, события невозможно.

Однажды меня решили проэкзаменовать и попросили назвать кодовые имена телефонов Ericsson, когда их уже не было на рынке с десяток лет. Человек, с которым мы общались, разрабатывал эти модели и для него они были не просто историей. Вспомнить удалось только пару имен и то, перепутав их с числовыми индексами коммерческих названий. Это нормально и данный пример не показывает ровным счетом ничего. Журналист не должен помнить все характеристики устройств, все события досконально. Только основную канву, самые запоминающиеся характеристики и уметь обратиться к информации в нужный момент и только. Быть энциклопедистом неплохо, но при обилии устройств это невозможно.

Еще один пример, заметка в журнале Компьютерра (№737, рубрика Патентное бюро) в которой говорится, что Nokia получила патент на необычный ползунок, как элемент управления плеером. Позволю себе привести ее целиком:

«Современные мобильные устройства имеют множество органов управления, но среди них нет ни одного аналогового регулятора (устройства с тачскрином, на котором эмулируется подобный регулятор, и простейшие аналоговые гаджеты в расчет не берем). Меж тем многим пользователям аналоговый (или псевдоаналоговый) способ управления привычнее. Вспомните, к примеру, Jog Shuttle на видеомагнитофонах — с его помощью можно было легко и с произвольной скоростью перемещаться к нужному месту записи. Реализовать подобное псевдоаналоговое управление в мобильном телефоне и предлагает финская компания. Упор делается на музыкальные возможности телефона — именно для них подобное устройство управления может быть наиболее востребовано. Конструкция представляет собой некий ползунок, который можно сдвигать пальцем влево и вправо на произвольное расстояние, возвращаемый пружинами в центр. Никаких конкретных функций для этого устройства компания не оговаривает (видимо, в надежде застолбить любой вариант использования), но и так понятно, что применений можно найти немало, и не только для режима воспроизведения музыки».

На изображении рядом приводится картинка ползунка и телефона. Любой человек, следящий за новинками, с легкостью узнал бы модель телефона Nokia 5610, которая уже присутствовала на рынке несколько месяцев. Информация не была аккуратно проверена, получилось обсуждение уже известного факта, технологии.

Как вы видите, быть дилетантом несложно и не зазорно. Но необходимо понимать это в каждый момент времени, даже когда вы превратились в «звезду» и тщательно работать  с источниками информации, проверять ее и не бояться при необходимости исправить. В качестве завершающей мысли этой главы, хочу отметить, что техническая журналистика как явление существует. В некоторых странах это понимают хорошо, например, в Германии в нескольких учебных заведения есть такая специальность. Технический институт Бонн-Рейн-Зиг (Fachhochschule Bonn-Rein-Sieg) в Германии предлагает специальность «техническая журналистика» (Technikjournalismus). Параллельно с гуманитарными дисциплинами студенты изучают информатику, физику, математику, технику автоматизированного управления и т. д., в общем, получают дополнительное техническое образование. Дортмундский университет в Германии (Universitaet Dortmund) выпускает собственно журналистов (специальность Journalistik) и научных журналистов (специальность – Wissenschaftsjournalismus), которые помимо профильных предметов изучают некоторые естественные и технические дисциплины, пишут статьи по научной проблематике.