Вот начал свои забавы, благо сеть работает отвратно и передает данные также. 

Сижу в лобби отеля, и жду пока на ftp загрузится очередной выпуск подкаста для обработки. Сеть сделала возможной работу из любой точки мира. Даже из такого информационного захолустья с каналом в 100 Мбит на несколько сотен проживающих в отеле. Но провинциальность некоторых мест выражается не в скорости доступа к сети, а в способе мышления. Простой пример. Мы с семьей ходим в один и тот же ресторанчик в городе, уже пару недель. Нас он привлекает тем, что хозяйка обслуживает клиентов наравне с официантами, приятна в общении. Ее муж управляется с печкой, и еда получается как дома, пальчики оближешь. Не маленькое и не гигантское место, сделано с любовью, располагает к себе.
В городке все отдыхающие или почти все с детьми. От шума и гвалта нет прохода. На каждом шаге магазинчики с детской одеждой, кругами, игрушками и всякой всячиной, например, сахарной ватой. В меню нашего ресторанчика нет детского меню. В других картина та же, детское меню отсутствует. Нет стульчиков для маленьких, только скамьи для всех. Порции еды гигантские, мы берем суп на двоих детей, и они с трудом его съедают. Отчего так? Ведь вам с удовольствием приносят посуду, чтобы разделить эту порцию на две миски. Еда настолько дешева, что стой детская порция на 20-30 процентов дороже, и никто не обратил бы внимания. Почему не заработать на этом? Ответ прост и лежит в плоскости мышления. Люди не видят в этом потенциала, ведь детская порция меньше, а примера других местных ресторанчиков с таким подходом нет. Готов поспорить, что через пару лет, кто-то все-таки сделает детское меню и все рестораторы повторят этот опыт. Речь об информации и доступе к ней, местные рестораторы ориентируются на своих соседей, не перенимают мировой опыт, смотрят на непосредственных конкурентов. Отсутствия тяги витать в облаках порой жизненно необходимо, но зачастую это и ограничитель.
Другой пример информационной провинциальности – Москва, образца 1990-года. В 2000 году в небольшом Douglas’е по дороге в Милан из Германии натолкнулся на журнал со статьей о лучших ресторанах и кафе мира. В первой двадцатке около 6 позиций занимали заведения из Москвы и Санкт-Петербурга. Причина? Это моя любимая загадка, которую знают все студенты, друзья.
Не буду мучить с ответом, он прост. Мы не знали во времена перестройки, как устроена жизнь на Западе, примером для нас служили лучшие фильмы, книги, передачи. Цензура играла двоякую роль, не давала полной картины мира. Для интеллигенции возникала причудливая картина мира, в котором что не книга, то откровение, а фильмы как на подбор высочайшего качества. В последующие годы,  столкнувшись с полным спектром голливудской продукции, боевиков среднего пошиба, мы поменяли мнение. Но первоначальный толчок уже был получен. Московские рестораторы ориентировались на изысканные интерьеры, показанные в лучших фильмах, не скупились на это и разорялись десятками. Напрасен был их труд или нет? Персонально для них такой бизнес не был хорош, но для города он задал планку, к которой тянулись все остальные. Средний счет в московском ресторане 50-60 долларов на человека без выпивки. Это много по сравнению со многими странами, городами. Но за эти деньги вы получаете не миску с чем-то усредненным, а блюдо. Все стараются не уронить планку кулинарных изысков. В Москве очень хорошо уровень дорогих заведений, как по блюдам, так и их стоимости, она ниже, чем во многих городах мира. В Нью-Йорке счет в одном из моих любимых мест оказался непомерным, хотя город демократичен донельзя. В Москве за аналогичный набор блюд в одном из лучших мест, счет был примерно в 5 раз меньше. При большой дороговизне интерьера, лучшем персонале и так далее. Информационная провинциальность вылилась в целое явление, положительное на этот раз.
Подобных примеров сегодня можно привести неисчислимое множество. Кофе вкусен в вашей гостинице, в соседней забегаловке, кофейне? Из автомата, кофеварки или сварен вживую? От ответа зависит не только, как отреагируют ваши вкусовые сосочки,  но и как устроен бизнес в конкретном месте, как мыслят люди на местах. Мы живем в удивительное время, когда нет никаких границ, сеть сделала нам космополитами. Словно защитная реакция социума, многие закрываются от этих возможностей, игнорируют их. Потому что Пабло, Иван, Франческа из соседнего дома, улицы, школы не пользуются возможностями сети, им они не нужны. Люди следуют заведенному порядку, традициям, что неплохо. Но консерватизм в некоторых вещах пагубен и опасен. Жизнь в раковине не может продолжаться вечно. Однажды придется выйти наружу. А вот как выглядеть при этом, провинциалом или современным человеком, каждый может решить самостоятельно для себя. Все инструменты в ваших руках, было бы желание.