Ценность человека можно определить по-разному — вещал Равич. — Об эмоциональной ценности мы говорить не будем — она трудноизмерима и подвержена индивидуальным колебаниям: один и тот же человек кому-то дороже всех на свете, а другой за него и гроша ломаного не даст. С точки зрения химии в человеке тоже мало проку: на семь долларов извести, белка, целлюлозы, жира, масса воды, ну и еще всякой мелочи понемножку. Дело становится гораздо интереснее, когда речь заходит об уничтожении человека. Во времена Цезаря с его галльской войной убййство одного солдата стоило в среднем около семидесяти центов. Во времена Наполеона, когда уже было огнестрельное оружие, артиллерия и все такое прочее, цена убийства подскочила в общей сложности до двух тысяч долларов, хотя расходны на обучение убийству оставались довольно низкими. В Первую миовую войну с учетом громадной стоимости пушек, укреплений, боевых кораблей и всего снаряжения расходы должны были возрасти, по самым грубым оценкам, примерно до десяти тысяч долларов на одного солдата. А на этой войне, кка прикидывают специалисты, убийство какого-то бухгалтера, обряженного в солдатский мундир, могло обойтись тысяч в пятьдесят. 
- Выходит со временем войны окончательно исчезнут, поскольку станут чересчур разорительными, — сказал Хирш. — То есть по самым нравственным основаниям. 
Равич покачал головой. 
- К сожалению, все не так просто. Военные возлагают большие надежды на атомное оружие, которое сейчас разрабатывают. Оно должно обуздать инфляцию на рынке массового уничтожения. Есть даже надежда снова выйти на уровень Наполеона. 

Ремарк. Обетованная Земля. 

Экономика ойны никогда не затрагивается почти для широкой публики, иногда натыкаешься на следы ее обсуждения в литературе и только. А ведь тема очень интересная. Книга эта к слову стоит того, чтобы ее прочитали, очень хорошая.