Две предыдущих сказки судя по счетчикам прочитало пару тысяч человек. Но комментариев как-то не очень густо. Не знаю нравится или нет, но вот вам третья сказка. Графоманить так по полной. 

Сказка. Спи спокойно малыш
Что же написано в этой книге с такой красивой обложкой? Этот вопрос мучил меня второй день, папа принес стопку книг, одна из них была сказочно красива. Какой-то человек в шлеме выходил из воды, в руке у него было ружье или большой пистолет, по картинке не очень понятно. Ясно, было одно, книга толстая, внутри картинок нет, читать я не умею совсем. В пять лет не уметь читать вовсе не стыдно, в школу пойду и научусь, пусть все мои соседи и умеют. Ведь что тогда делать в школе рассуждал я, если ты приходишь и уже умеешь читать. Чему там еще будут учить? Повторять то, что и так известно скучно. Я попробовал про себя сказать, — «самолеты летают по небу, корабли плывут по морю, а машины ездят по земле». Повторив фразу, подряд несколько раз, убедился, что это скучно и голова начинает гудеть. Но внутри книги таилось сокровище, которое хотелось услышать. Бабушка отказалась читать книгу, сказав, что папа не разрешает брать его новые книги. 

Он, правда, ругался на меня в прошлом году, когда я красиво дорисовал на разных картинках мечи, щиты и стрелы. Вся книжка состояла из картинок прикрепленных маленькой наклеечкой к толстой странице. У нас с мамой всегда был договор, мои книжки с картинками и крупными надписями, все остальное их с папой. Еще мне нельзя было брать альбомы с цветными картинками, но их легко отличить по размеру, да и тяжелые они, пока дотащишь от полки до стола, устанешь.  Та дурацкая книжка с картинками по всему была для меня. Надписи крупными буквами, картинки не цветные, а однотонные. Я сразу догадался, что их нужно раскрашивать, по мелким линиям и карандашом. Этим я занимался все прошлое лето, сейчас же мой дядя привез из Венгрии огромный набор на 40 разноцветных фломастеров. Конечно, для раскраски той книги я взял их. Вначале, пытался отрывать картинки, отдельно раскрашивать и приклеивать их обратно жидким клеем, получалось плохо. Книжные страницы промокали насквозь, и на другой картинке проступал клей. Главное, что вся раскраска плыла и меч в руке у смешного одетого человечка, превращался в какой-то зонт, а вовсе и не меч. Пришлось затаскивать книгу на стол, раскладывать ее и, примостившись с краю рисовать. Не знаю, сколько страниц было в книге, больше тридцати считать у меня никогда не получалось. Рисовал я не везде, некоторые картинки были красивыми, над ними надо было подумать больше, просто дорисовать усы или платье было нельзя.
К вечеру с работы пришел отец, и книга была почти завершена. Не дав даже папе доесть суп, я тащил его за рукав, чтобы он увидел, как красиво я использовал эту огромную раскраску. Ведь я старался для него и ценил его подарок. Папино лицо было каким-то непривычным. Он вдруг схватил меня за руку и спросил, кто мне дал ЭТУ книгу. Признавшись, что взял сам, так как это МОЯ книга, по всем признакам моя, я ввел папу в легкий ступор. Он суетливо начал листать страницы, я же повеселел и давал комментарии тому, что хотел изобразить или что буду изображать на еще чистых страничках с картинками. Мой отец всегда был спокоен и крайне редко раздражен. В тот день, он, наверное, внутри кипел, но я этого так и не увидел.
Когда пришла мама, папа торжественно вынес книгу, мы договорились, что подарим ее просто так. Те картинки, что я разрисовал, мама назвала гравюрами, а художник был какой-то немец, Дюрер или как-то так. Обложку я не трогал, и мама очень бережно открыла книгу. Ее поразила моя картинка. На фоне гигантского яблока стояла женщина, она была почти голой, поэтому мне пришлось изобразить платье синего цвета. Красным фломастером дорисовал туфли, желтым волосы. Картинка без самолетов в небе не имела никакого смысла и ценности, это вам каждый в нашем дворе может сказать, вот и пришлось в облаках рисовать два самолетика. Места было мало, поэтому самолетики получились скособоченными и летящими друг на друга, прямо над яблоком.
Мама замерла и долго смотрела на картинку. Папа ее подтолкнул локтем и сказал, что можно полистать дальше и посмотреть остальные картинки. Потом мама с папой наперегонки объясняли мне, что я поступил неправильно. Хотя в чем тут дело, было сложно понять. С тех пор папа должен был лично выдавать мне книги и рисовать в них просто так нельзя, только с разрешения взрослых. Теперь понимаете все мои опасения и ожидания от новой книги? Нет, рисовать в ней я не буду, но вдруг прозвучит от мамы или от папы, что эта книга не для маленьких и все, так и не узнаю никогда, что делает этот водолаз или разведчик или космонавт с обложки и почему он вооружен.
Пришлось звонить папе на работу и долго просить, чтобы он почитал мне на ночь книгу. Вечером папа схватил с журнального столика большой том сказок и отправился к моей кровати. Эти сказки мне читали уже несколько месяцев, и я прекрасно их знал все. Не то, чтобы они мне не нравились, я их любил. Но меня привлекал человек в шлеме. Глубоко вздохнув, не надеясь ни на что, я попросил прочитать ту книгу, из новых, с мужчиной в шлеме. Папа сходил за ней и сказал, что это выдуманная история, которая мне не будет интересна.
Но ведь и сказки это выдуманные истории, но они же интересны, возразил тогда я. Папа вздохнул и начал читать книгу. В ней не оказалось ничего интересного, мы читали эту книгу несколько дней, потом мне надоело слушать про тех же драконов, принцесс и рыцарей, но в немного другом виде. На картинке оказался рыцарь, в руках у него было сломанное копье, одним словом ничего интересного, из того, что другие мальчишки бы слушали во дворе с замиранием сердца и глубоко спрятанной в глазах завистью.
Наше вечернее чтение всегда заканчивалось одинаково. Отец накрывал меня одеялом и говорил, «спи спокойно, малыш». Дальше мне надо было изображать спящего, подглядываю в дырку в двери у кровати, что же делают взрослые или что идет по телевизору. Периодически мама заглядывала с другой стороны дырки и тогда надо было прятаться и изображать спящего. Иногда притворяясь, что ты спишь, ты и вправду засыпал.
Уже в средней школе разбирая на каникулах книги на старой полке, я нашел тот розовый томик с космонавтом на обложке. Внутри не было ни слова о драконах или принцессах, это была фантастика. Быстро прочитав книгу, понял, что в пять лет она была для меня неподъемным грузом и не вызвала бы никакого интереса. Отец на ходу придумывал сказку, подгонял их сюжет под мои представления. Все отцы делают то же самое или стараются делать. Не думаю, что мы запоминаем что-то из тех сказок и выносим во взрослую жизнь. Но однажды, мы укутываем ребенка в одеяло и говорим, — «Спи спокойно, малыш». Наше детство ушло.