Затронув эту тему по касательной в ЖЖ, так и не нашел сил продолжить на примерах, а сейчас подвернулся тот самый пример. 

Что такое в принципе NDA (non disclosure agreement)? Это соглашение между журналистом/изданием о том, что компания рассказывает, показывает нечто секретное, представляющее ценность своей неизвестностью до официального анонса. Сроки при этом могут сильно варьироваться. Понятно, что за день до официального пресс-релиза возможно дать ту или иную информацию, но ее ценность не так велика, да и подписывать соглашение о неразглашении уже не имеет смысла. Из моей практики реальными сроками в таких ситуациях становятся даты от двух недель до официального представления услуги, продукта, технологии, до неограниченного времени, это может быть год и даже больше. 
Подписание договора о неразгалашении обыденная, рутинная процедура, но она говорит об очень многом. Во-первых, компания практикующая такие договора не работает активно с прессой (есть исключения, как и из любого правила), иначе бы отношения строились бы в ином ключе. Во-вторых, «эксклюзивная» информация в таких случаях предлагается практически всем и само понимание эксклюзивности пропадает. 
Для высокотехнологичных продуктов ранее оповещение прессы о ключевых особенностях продукта или услуги, крайне важно. Банально необходимо время, чтобы подумать, а что даст этот продукт или услуга рынку, сделать это в режиме экспресс-анализа можно, но зачастую процесс этот никак компанией производителем не контролируется и идет своим путем. Иногда этот путь настолько извилист, что интересные технологии из-за неправильной коммуникации и описания журналистам превращаются в пугало, от которого все шарахаются. Это если смотреть на вопрос в лоб. 
Но ранее оповещение журналистов, медиа носит и другой характер. Предоставляя информацию, видение, трактовку тех или иных процессов, технологий, компания делится частью своей эксклюзивной информации. Что журналист может извлечь из этого? Банально статью в момент анонса, которая будет чуть глубже, чем у конкурентов, особенно если есть ограничение по размеру материала. Но это не так интересно. 
Намного важнее, что журналист получает видение (не обязательно правильное и верное, соответствующее рыночным реалиям), которое компания ему дала. Он в какой-то момент начинает использовать эту информацию при оценке других событий, явлений на рынке. Фактически не выдавая ключевой информации с которой его ознакомили, журналист начинает работать вольно и невольно на компанию. Простой пример. Клуб экспертов Intel, в него входят журналисты различных изданий. Никаких письменных соглашений нет, но всегда указывается, что информация не для печати до такого-то числа, на ней лежит эмбарго. Были ли за время существования клуба утечки информации? Да, но только один раз и не очень серьезная. Подчеркну, что клубы существуют в различных странах. 
Давайте взглянем на вопрос с другой стороны. Без существования клуба, были бы утечки информации о новых продуктах, процессорах от Intel? Ответ да. Однозначно такие утечки были бы постоянными и их источником стали бы те же самые журналисты, которые просто делали бы свою работу. Компания сделала предупредительный ход и привлекла их на свою сторону. Мы получаем информацию в полном объеме, компания спокойно проводит официальное представление продуктов. Все журналисты вне зависимости от типа издания (печатная пресса, онлайн или нет) в равном положении, до определенного числа публикаций нет. 
Важно понимать, что со стороны PR-службы компании проведение подобных клубов это огромная работа, там нет случайных, проходных людей, что и гарантирует конечный результат. Сразу же отпадает и надобность в подписании письменных соглашений, оно превращается в джентельменский договор, который стороны свято блюдут. Причем сила такого соглашения намного выше, люди дали слово и стараются соблюдать его, так как это репутация не только издания, но и конкретного журналиста. 
Ровно тот же самый подход у компании Microsoft. Собрав три десятка журналистов со всего мира (ключевые лидеры мнений в определенных областях), компания показывает нам разработки не сегодняшнего дня. Слишком узок круг нас, и нам же интереснее в будущем иметь доступ к подобной информации, чтобы оценивать рынок в целом, нежели кому-то выстрелить эксклюзивом на один день. То есть работает тот же принцип. Компания отбирает ключевых журналистов и оказывает максимальное доверие предоставляя ключевую информацию о своих планах, технологиях. Это работает только в аспекте постоянного контакта и работы компаний с журналистами, даже не изданиями. С точки зрения трудозатрат подобный подход не прост. Если же судить по отдаче для компании, которую не стоит оценивать в лоб, то она огромна и добиться таких результатов какими-либо другими способами вряд ли было бы возможным. 

Вот вкратце так.