В предыдущем посте комментарии очень объемны и интересны. Надеюсь ответ также будет любопытен. 

Честное слово очень приятно удивлен столь конструктивным и расширенным ответом. Не претендую на то, что отвечу на все вопросы современности и озвученные проблемы, но постараюсь затронуть некоторые моменты, которые мне показались важны. Боюсь, что коллеги после этого размешают меня в мелкую труху, но все-таки начну. 
Ну остальное далее

В схеме [Сбор информации]>[Первичная обработка (отбраковка, проверка и так далее)]>[Накопление]>[Распространение и/или обмен]
На мой взгляд, отсутствует несколько ключевых моментов, которые меняют картину мира.
Информационный повод. Журналист в 95 процентах не самостоятельная единица, это тенденциозная персона, которая выражает взгляд своего издания, свой личный, либо взгляд какого-либо партнера (как издания, так и своего). 
В отличие от разведки, как обычной, так и бизнес, где приоритеты и задачи в стратегическом, долгосрочном аспекте определены изначально (сбор информации и систематизация по направлениям, затрагивающим деятельность гос-ва, компании, ситуационные мероприятия и многое другое) в журналистике нет конечной цели, соответственно отсутствует и стратегия по ее достижению.
Позволю себе простой пример. Государство с помощью такого инструмента как внешняя разведка наблюдает за развитием военного потенциала всех государств, которые превышают по развитию его возможности или находятся на том же уровне. Это постоянная работа, разделенная на множество поднаправлений, смежных областей и так далее. В виде структуры или схемы можно изобразить в простейшем виде такую задачу вот так:
 
[Задача защита гос-ва]>[Сбор информации]>[Первичная обработка (отбраковка, проверка и так далее)]>[Накопление]>[Анализ]>[Проверка опытным (либо в теории) путем полученных результатов]>[Формирование отчета и рекомендаций для других служб, либо правительства]
 
Сразу же оговорюсь, что разведка не имеет средств для оперативного вмешательства в ту или иную ситуацию (силового либо нет), это инструмент для выработки мнения, получения максимально приближенной к реальности текущего момента информации и формировании набора мнений о развитии ситуации (горизонт планирования, ситуативные методики и так далее).
Красивые фильмы про шпионов либо разведчиков, как правило, миф. Но на стадии [Сбор информации], [Проверка] использование штатных сотрудников разведподразделений, полевых сотрудников необходимо. Для нас важна первая стадия, а именно сбор информации. Ведь журналистика является частным случаем этой задачи.
Сбор информации может носить как постоянный характер по ключевым моментам, затрагивающим интересы гос-ва, либо группы лиц, так и возникать как ответ на внешний раздражитель, угрозу, информационный повод. Например, США в 50-е годы знали, что СССР разрабатывает атомное оружие, и предположили, что его испытания могут происходить в нескольких районах. Как штатное мероприятие были задействованы самолеты разведчики, оснащенные анализаторами радионуклеотидов, которые должны были показать наличие атомной бомбы у СССР и подтвердить факт такого испытания. На следующий день после первого атомного взрыва в СССР, пробы показали наличие радионуклеотидов и подтвердили тот факт, что штатные мероприятия были необходимы. Разведка США была подготовлена к тому, что СССР создал атомное оружие, и задействовала штатные мероприятия по дальнейшему сбору и анализу информации. Шок подобное известие могло вызвать только у политиков и то второго эшелона (тут есть ряд оговорок, но они не важны в канве этого рассказа).
Другой известный конфликт – Карибский кризис. В США не знали, что на Кубе размещены советские пусковые установки для ракет, мероприятия, которые показали их наличие были штатными, но ситуация таковой не была. То есть разведка наблюдала за территорией Кубы, в штатном режиме отслеживая обычные войсковые соединения. Предпосылок для того, чтобы предполагать наличия ядерного оружия на Кубе у США не было, так как это автоматически ввело к эскалации в отношениях между СССР и США.  Плана действий для такой ситуации у разведки США и штатных, подготовленных мероприятий, их плана также не было. На возникший кризис реакция была тем острее, что к нему не были готовы ни военные, ни политики. Был создан кризисный комитет, то есть оперативный орган, реагирующий на предположительную угрозу (уверенности в том, что ракеты имеют ядерные боеголовки, не было).
Перейдем к журналистике. Для редакции или любого журналиста каждый рабочий день, это Карибский кризис (немного утрированно, но суть примерно такова). Нет планомерного сбора информации, журналистика затрагивает день сегодняшний, либо краткосрочный горизонт планирования (в идеале от нескольких дней до года). Обнаружение информации или появление информационного повода сродни находке на фотографиях силуэтов советских ракет. То есть требуется оперативная реакция на это событие. Ограничением выступает формат издания – для ежедневки это 5-8 часов, для еженедельника несколько дней, для ежемесячника три недели.
Так мы получаем, что в журналистике на первое место выходит его величество информационный повод. Только затем следует этап сбора информации и одновременного первичного анализа (ерунда или правда в пресс-релизе, интересно или нет нашим читателям – формат или нет и так далее). Данная схема работает для всех изданий вне зависимости от того, что и для кого они пишут. Только на этом этапе и решается, будет ли журналист разрабатывать тематику или оставит ее в стороне, отложит до появления новых фактов или тема совсем не интересна. Решение может приниматься как коллегиально, так и единолично. В качестве частного случая влияющего на решение, писали об информационном поводе конкуренты и насколько полно осветили фактуру, если есть отличные факты, меняющие взгляд на проблематику, то статья выглядит интересной, даже при вторичности повода.
 
Не секрет, что журналисты как ожидают информационных поводов (инсайд направленный вовне или слив, PR, наблюдения из жизни), так и пытаются активно взаимодействовать с инсайдерами, чтобы иметь доступ к эксклюзивной информации. Пример из моей практики. На одной из пресс-конференций два года назад болтаем с девушкой из крупного издания, идет жалоба на отсутствие тем для статей. Просьба помочь. Закономерный вопрос, какого рода материал нужен, на первую полосу или про кроликов в зоопарке. Глаза зажигаются, конечно, на первую полосу. Рассказываю про то, как оператор МТС потратил много денег на i-mode, какова структура затрат, какие слова были сказаны, как найти концы сделок, одним словом полноценно рассмотреть проблематику и сделать ударный материал. Потеря крупнейшим оператором десятков миллионов на изначально обреченной технологии, это событие не рядового порядка. Реакция очень прохладная, в компании МТС это не подтвердят.
 
В дело на этапе информационного повода и его анализом журналистом вмешивается «туман войны», это наилучший термин для ситуации, прошу прощения, что применяю его, но неопределенность последующих событий описывается им максимально полно (закроет или нет i-mode МТС, спишет убытки или скроет, есть ли убытки и кто будет подтверждать из партнеров итд).
 
При неочевидности результата и рисках, стратегия журналиста состоит в минимизации рисков и ожидания официальных подтверждений информации. Нонсенс, но это именно так.
 
В течение последующего месяца ненавязчиво и планомерно рассказываю про тематику еще 5 изданиям (было интересно в качестве социального эксперимента). Везде стандартная реакция, как по шаблону. Ни одна из газет, ни один из журналов не видят в теме потенциала, так как источник информационного повода единичен и информация накладывается на бродящие по рынку слухи. Нет перекрестного подтверждения информации из нескольких источников (они есть, но при первичном анализе журналисты опираются на свой багаж оперативных знаний о рынке и ситуации). С одной стороны тема относительно очевидна, с другой стороны велики риски.
Как результат, компания МТС признает опыт с i-mode неудачным и появляется волна соответствующих публикаций. В декабре 2005 года я подготовил публикацию на эту тематику за несколько часов, собрав общедоступные факты и не затрачивая времени на анализ ситуации или какой-либо инсайд. При затратах времени хотя бы на уровне 2-3 дней, точность итоговых выводов и развития ситуации можно было бы повысить на порядки.
 
 
Проделать аналогичную работу в течение дня мог бы любой журналист средней руки, никаких познаний в аналитике не требовалось, плюс всегда есть помощь экспертов.
 
Тезис «журналист как источник информации» в рамках описанной схемы не жизнеспособен в долгосрочной перспективе. Проблемой становится неопределенность будущего, контроль редакторов, шаблоны поведения и так далее. Безусловно, есть примеры того, как журналисты становятся источниками информации и формируют информационные поводы. В долгосрочной перспективе такие люди перестают быть журналистами, от их услуг отказываются. Примеров обратного крайне мало и они только подтверждают правило.
Аксон является медиатором нервной системы, он передает сигнал, из точки А в точку Б. В идеальном случае искажения сигнала прогнозируемы (организм знает, что он затухает так-то и соответственно реагирует). В журналистике роль аксона играет журналист, он и передает информационный повод, обрабатывает его и выдает обществу, популяции. Тенденциозность журналиста или издания это коэффициент затухания сигнала сродни тому, что есть в организме, люди делают на него поправку.
 
ОЙ, могу долго продолжать на эту тему, но основные мысли по схеме думаю, обрисовал. Буду рад дальнейшему обсуждению.